Книги о справедливости


Агата Кристи. Десять негритят (1939)

Некий таинственный господин А. Н. Оним приобретает небольшой скалистый остров у берегов Девоншира, который почему-то называется Негритянским. Оним приглашает на остров десять незнакомых между собой людей. Среди них чета Роджерсов, которая приезжает в качестве слуг, мисс Вера Клейторн приглашается в качестве гувернантки, полицейскому Блору предлагается следить за всеми. Остальные — госпожа Эмили Брент, судья Уоргрейв, мистер Марстон, доктор Армстронг, генерал Макартур и мистер Ломбард — приглашаются в качестве гостей. Оказавшись на острове, приехавшие выясняют, что хозяин задерживается и им придется несколько дней провести без него. После обеда слуга Роджерс, выполняя распоряжение хозяина, включает проигрыватель. С пластинки, заранее заготовленной таинственным Онимом, слышится голос, обвиняющий каждого из десяти присутствующих в некогда совершенном преступлении.


всех гостей есть свой «скелет в шкафу». Каждый из них совершил убийство, но так, что их вину не сможет доказать ни один суд. Авантюрист Ломбард погубил в джунглях целую толпу туземцев. Генерал во время войны послал на верную смерть любовника своей жены. Мисс Клейторн позволила утонуть своему воспитаннику, маленькому мальчику, наследнику огромного состояния. Госпожа Брент выгнала из дома забеременевшую горничную, после чего девушка утопилась. Доктор Армстронг пришел на операцию пьяным, и пациентка умерла под его ножом. Чета Роджерсов ради наследства погубила свою престарелую хозяйку, не дав ей вовремя лекарство. Судья отправил на виселицу невиновного. Мистер Марстон сбил на автомобиле двоих детей и остался безнаказанным. Полицейский Блор лжесвидетельствовал в суде и погубил честного человека.

Голос с пластинки объявляет, что каждому из преступников придется ответить за содеянное. Дальше начинается тот знаменитый образец саспенса Агаты Кристи, который превратил «Десять негритят» в ее самое читаемое произведение. Гости господина Онима начинают умирать один за другим. Кто-то отравлен, кто-то сброшен со скалы в море, кто-то получает смертельный удар в голову. После каждой смерти со стола в гостиной исчезает одна из десяти фигурок негритят в полном соответствии с детской считалкой. Кроме десяти гостей на крошечном островке никого нет. Это значит, что убийца один из присутствующих.

Оставшиеся в живых начинают подозревать друг друга, постепенно теряя самообладание и невольно разоблачая собственные пороки. Перед читателем стремительно и страшно разворачивается картина предательств и взаимных обманов. Наконец на острове оказываются только Вера Клейторн и Филипп Ломбард. Вера стреляет в Ломбарда, убежденная в том, что он убийца. Она возвращается в свою комнату и обнаруживает там свешивающуюся с потолка петлю. Она послушно надевает ее себе на шею и вешается.


Когда после шторма на остров приезжают люди, они обнаруживают там десять трупов. Полиция оказывается в полном тупике. Загадка раскрывается только благодаря тому, что безвестный капитан рыболовецкого судна передает полиции бутылку с запечатанным в ней посланием. Это предсмертное письмо судьи Уоргрейва, маниакального поборника справедливости, для которого страсть к убийству естественным образом соединилась со страстью судить других. «Жажда убийств была ведома мне с детских лет, — признается судья. — Вместе с ней во мне жило глубоко противоположное, но мощное стремление к справедливости. Одна мысль о том, что по моей вине может погибнуть не только невинный человек, но даже животное, преисполняла меня ужасом. Я всегда жаждал торжества справедливости. Я думаю, что это объяснит человеку, разбирающемуся в психологии, во всяком случае, почему я решил стать юристом, — при моем складе характера это был закономерный выбор. Профессия юриста отвечала чуть не всем моим стремлениям. Преступление и наказание всегда привлекали меня. Я с неизменным интересом читаю всевозможные детективы и криминальные романы. Я нередко изобретал сложнейшие способы убийства — просто, чтобы провести время» (Перевод Ларисы Беспаловой).


Судья, тайно организовавший всю эту кровавую бойню, демонстрирует тот вариант судьбы, который неизбежно постигает каждого, кто берет в свои руки право карать и вершить справедливость. Не человеческое это дело, считает Агата Кристи.

Источник: gorky.media

Агата Кристи. Десять негритят (1939)

Некий таинственный господин А. Н. Оним приобретает небольшой скалистый остров у берегов Девоншира, который почему-то называется Негритянским. Оним приглашает на остров десять незнакомых между собой людей. Среди них чета Роджерсов, которая приезжает в качестве слуг, мисс Вера Клейторн приглашается в качестве гувернантки, полицейскому Блору предлагается следить за всеми. Остальные — госпожа Эмили Брент, судья Уоргрейв, мистер Марстон, доктор Армстронг, генерал Макартур и мистер Ломбард — приглашаются в качестве гостей. Оказавшись на острове, приехавшие выясняют, что хозяин задерживается и им придется несколько дней провести без него. После обеда слуга Роджерс, выполняя распоряжение хозяина, включает проигрыватель. С пластинки, заранее заготовленной таинственным Онимом, слышится голос, обвиняющий каждого из десяти присутствующих в некогда совершенном преступлении. У всех гостей есть свой «скелет в шкафу». Каждый из них совершил убийство, но так, что их вину не сможет доказать ни один суд.


антюрист Ломбард погубил в джунглях целую толпу туземцев. Генерал во время войны послал на верную смерть любовника своей жены. Мисс Клейторн позволила утонуть своему воспитаннику, маленькому мальчику, наследнику огромного состояния. Госпожа Брент выгнала из дома забеременевшую горничную, после чего девушка утопилась. Доктор Армстронг пришел на операцию пьяным, и пациентка умерла под его ножом. Чета Роджерсов ради наследства погубила свою престарелую хозяйку, не дав ей вовремя лекарство. Судья отправил на виселицу невиновного. Мистер Марстон сбил на автомобиле двоих детей и остался безнаказанным. Полицейский Блор лжесвидетельствовал в суде и погубил честного человека.

Голос с пластинки объявляет, что каждому из преступников придется ответить за содеянное. Дальше начинается тот знаменитый образец саспенса Агаты Кристи, который превратил «Десять негритят» в ее самое читаемое произведение. Гости господина Онима начинают умирать один за другим. Кто-то отравлен, кто-то сброшен со скалы в море, кто-то получает смертельный удар в голову. После каждой смерти со стола в гостиной исчезает одна из десяти фигурок негритят в полном соответствии с детской считалкой. Кроме десяти гостей на крошечном островке никого нет. Это значит, что убийца один из присутствующих.

Оставшиеся в живых начинают подозревать друг друга, постепенно теряя самообладание и невольно разоблачая собственные пороки. Перед читателем стремительно и страшно разворачивается картина предательств и взаимных обманов. Наконец на острове оказываются только Вера Клейторн и Филипп Ломбард. Вера стреляет в Ломбарда, убежденная в том, что он убийца. Она возвращается в свою комнату и обнаруживает там свешивающуюся с потолка петлю. Она послушно надевает ее себе на шею и вешается.


Когда после шторма на остров приезжают люди, они обнаруживают там десять трупов. Полиция оказывается в полном тупике. Загадка раскрывается только благодаря тому, что безвестный капитан рыболовецкого судна передает полиции бутылку с запечатанным в ней посланием. Это предсмертное письмо судьи Уоргрейва, маниакального поборника справедливости, для которого страсть к убийству естественным образом соединилась со страстью судить других. «Жажда убийств была ведома мне с детских лет, — признается судья. — Вместе с ней во мне жило глубоко противоположное, но мощное стремление к справедливости. Одна мысль о том, что по моей вине может погибнуть не только невинный человек, но даже животное, преисполняла меня ужасом. Я всегда жаждал торжества справедливости. Я думаю, что это объяснит человеку, разбирающемуся в психологии, во всяком случае, почему я решил стать юристом, — при моем складе характера это был закономерный выбор. Профессия юриста отвечала чуть не всем моим стремлениям. Преступление и наказание всегда привлекали меня. Я с неизменным интересом читаю всевозможные детективы и криминальные романы. Я нередко изобретал сложнейшие способы убийства — просто, чтобы провести время» (Перевод Ларисы Беспаловой).


Судья, тайно организовавший всю эту кровавую бойню, демонстрирует тот вариант судьбы, который неизбежно постигает каждого, кто берет в свои руки право карать и вершить справедливость. Не человеческое это дело, считает Агата Кристи.

Источник: gorky.media

Часто же добро и справедливость торжествуют только в сказках, притчах и легендах. Сказка — ложь, да в ней намёк — добру молодцу урок!
Возьмем хоть фантастическую сказку о несправедливости и добродетели, о волшебстве и реальности. Отряды богатырей вырываются из морских пучин. Птица превращается в человека, человек превращается в шмеля. Месть и торжество. Да, это же сказка А.С. Пушкина «Сказка о царе Салтане …».
Мы все знаем волшебную сказку А.С. Пушкина «Сказка о рыбаке и рыбке».
В ней всего пять действующих лиц (автор, старик, старуха, народ и золотая рыбка).
И всем нам нравится золотая рыбка и старик-рыбак.
Рыбка говорит ласково, выполняет все желания, уступает старику, она мудрая, добрая, благородная, воспитанная.
Старичок по характеру — приветливый, терпеливый, скромный, добрый, безропотный, покорный, внимательный, трудолюбивый, чуткий, совестливый, бескорыстный.
«Отпустил он рыбку
И сказал ей ласковое слово:
«Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне откупа не надо…»
По первой просьбе отпускает рыбку, отказывается от выкупа, даёт ей доброе напутствие, с пониманием относится к беззащитности рыбки, и не воспользовался её положением.
Просит не он, он только жалуется на старуху и поясняет рыбке, чего хочет старуха.
Рыбак и природа едины, и в этом счастье рыбака.


ловек – часть природы, и природа придёт к человеку на помощь, если он живёт в согласии с её мудростью.
А старуха : грубая, жестокая, сварливая, упрямая, неблагодарная, стремящаяся к богатству. Она всегда ругает мужа, бьёт и таскает за чупрун усердных слуг, она не вызывает симпатии и восхищения, даже в богатом наряде:
«Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась;
Опять к рыбке старика посылает:
Старик. Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь!
Насмешишь ты целое царство.
«Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа.
Старуха. Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
Со мною, дворянкой столбовою? –
Ступай к морю, говорят тебе честью,
Не пойдёшь, поведут поневоле».
В жизни не бывает золотой рыбки, не умеют рыбки говорить человеческим голосом, не исполняют желания.
Но в волшебной сказке, справедливая золотая рыбка отказалась сделать старуху владычицей морскою, так как не хотела, чтобы старуха командовала ею в море и всегда что-то просила.
И так «Сказке о рыбаке и рыбке» хорошо видна несправедливость жадного человека. В нашей жизни тоже встречаются несправедливые, жадные и неблагодарные люди.

одной стороны, старуху можно понять. Бедная женщина, ей надоело жить в нищете, и тут появилась возможность жить хорошо без старика-мужа. Она совсем потеряла голову от возможностей и богатства, которые у неё появились. Справедливость жадность не уничтожает, а поучает – рыбка посмеялась над старухой. А.С. Пушкин хотел показать, что счастье человека в справедливости и равенстве равного. Золотая рыбка в этой сказке выступает в роли исполнителя желаний доброго старика, но услуживать жадной, неблагодарной и несправедливой старухе он не пожелала.
За что же рыбка наказала старика и старуху? Да за старухину неуёмную жадность, неблагодарность и несправедливость!
Чему учит эта сказка? Добру, справедливости и тому, что нельзя быть жадным, это очень плохое качество человека, нужно быть трудолюбивым, благодарным и скромным.

Источник: www.chitalnya.ru

Николай Некрасов и Панаевы

«Всех возмущало не то, что Некрасов был многолюб, многоженец, неспособный к однобрачной любви. Таковы почти все лирики…» — писал Корней Чуковский в своей статье «Подруги поэта».

Писатели, которые жили в «полиаморной семье»

Николай Некрасов.

Личная жизнь «певца русской женщины» и правда складывалась непросто. В 26 лет Некрасов без ума влюбляется в красавицу Авдотью Панаеву. И хотя Панаева была далеко не первой зазнобой поэта, именно она традиционно считается его музой и вдохновительницей.


Писатели, которые жили в «полиаморной семье»

Авдотья Панаева.

Авдотья Панаева была умна, красива, очень талантлива… и замужем за другим русским писателем Иваном Панаевым. И хотя девушка поначалу стойко отвергала ухаживания молодого повесы, вскоре она сдалась. Во время одной из поездок Панаева и Некрасов признались друг другу в своих чувствах.

Писатели, которые жили в «полиаморной семье»

Иван Панаев.

Что испытывал по этому поводу Иван Панаев — неизвестно, но, судя по всему, это не помешало их дружбе. А учитывая, что вскоре все трое счастливо зажили в квартире Панаевых, их союз оказался крепче, чем казалось.

В соавторстве с Панаевой Некрасов написал несколько романов — Авдотья писала тогда под мужским псевдонимом, что было обычным делом в те дни. По слухам, Некрасов неоднократно устраивал Панаеву сцены ревности, но размолвки не помешали партнерам прожить вместе целых 16 лет — до самой смерти Панаева.

За это время Авдотья успела забеременеть от Некрасова, но, к сожалению, ребенок вскоре умер. После смерти Панаева Авдотья и Николай тоже прожили вместе недолго. Видимо, «третий» в их причудливой дружбе был не лишним.


В некрологе, напечатанном в «Современнике» (1862, №2), Чернышевский писал: «…Панаева любили все, кто только знал его: столько было в нем доброты, мягкости и той привлекательности, которая сообщается человеку преобладанием в нем хороших душевных свойств…»

Иван Тургенев и Виардо: «на краю чужого гнезда»

Луи Виардо, известный французский писатель и искусствовед, и оперная дива Полина Гарсиа поженились в 1840 году. Ему было уже сорок, а девушке — всего двадцать. Их познакомила писательница Жорж Санд, которая, хотя и была близким другом Луи, все равно признавала, что он «унылый, как ночной колпак».

Писатели, которые жили в «полиаморной семье»

Иван Тургенев.

Полина нашла в Луи порядочного мужа, но этого спокойствия ей было мало. «Как вы мне и обещали, я нашла в Луи возвышенный ум, глубокую душу и благородный характер… Прекрасные качества для мужа, но достаточно ли этого?» — писала Полина Жорж Санд.

Писатели, которые жили в «полиаморной семье»

Полина Виардо.

Через три года после свадьбы и появился повод развеять скучную семейную жизнь. Осенью 1843 года среди зрителей оперного представления оказывается 25-летний Иван Тургенев. А спустя некоторое время Тургенев знакомится и с Луи, тогда уже директором итальянского театра в Париже. Оперная дива не особенно выделяла Тургенева среди толпы своих поклонников, но, когда ее гастроли в Санкт-Петербурге закончились, Иван Тургенев устремился вслед за семьей Виардо.

За привязанность к «проклятой цыганке» мать три года не давала ему денег. Тургенев путешествует по Европе: в Берлин, затем в Лондон, Париж, турне по Франции и опять в Санкт-Петербург, все это время живя в семье Виардо «на краю чужого гнезда», по его собственным утверждениям. В начале 1860-х годов семья Виардо поселилась в Баден-Бадене, а с ними и Тургенев («Villa Tourgueneff»). Благодаря семейству Виардо и Ивану Тургеневу их вилла стала интереснейшим музыкально-артистическим центром.

Писатели, которые жили в «полиаморной семье»

Луи Виардо.

Тургенев любил четверых детей Полины (среди которых были и его) как родных. Истинный характер отношений Полины Виардо и Тургенева до сих пор является предметом дискуссий. Есть версия, что после того, как Луи Виардо парализовало из-за инсульта, Полина и Тургенев фактически вступили в супружеские отношения. По одной из версий, в этом любовном треугольнике были еще мужчины, к которым Полина Виардо была расположена…

Гревс в своей «Истории одной любви», задаваясь вопросом о том, могли ли быть взаимоотношения Тургенева и Виардо отношениями супругов, говорит: «Получается не совсем вяжущееся с естественными чувствами людей сожительство втроем… На каких моральных началах оно сложилось? При каком-то странном приятельстве Тургенева с мужем любимой женщины, зиждущемся на общих охотничьих увлечениях? Что-то нехорошо!»

Маяковский, Ося и «муза русского авангарда»

«Володя не просто влюбился в меня — он напал на меня, это было нападение. Два с половиной года не было у меня ни одной свободной минуты — буквально. Меня пугала его напористость, рост, его громада, неуемная, необузданная страсть. Любовь его была безмерна», — писала о Маяковском его муза Лиля Брик.

Писатели, которые жили в «полиаморной семье»

Владимир Маяковский.

В автобиографии Маяковского день встречи с Брик в июле 1915 года определен как «радостнейшая дата». Между Маяковским и Лилей Брик очень быстро вспыхнул бурный роман, которому не помешал и муж Лили Брик Осип. Летом 1918 года Маяковский и Брики начали жить втроем, переезжая из квартиры в квартиру. По воспоминаниям советского поэта Вознесенского, в старости Лиля Брик признавалась ему: «Я любила заниматься любовью с Осей. Мы тогда запирали Володю на кухне. Он рвался, хотел к нам, царапался в дверь и плакал…»

Писатели, которые жили в «полиаморной семье»

Лиля Брик.

Впрочем, есть версии, что все было совсем наоборот — у Осипа не хватало сил и здоровья, чтобы заниматься любовью с женой, и он уступил свое место более молодому любовнику.

Писатели, которые жили в «полиаморной семье»

Маяковский, Лиля и Осип Брик.

Лидия Корнеевна Чуковская вспоминала свой визит к Брикам не без неприятия: «Общаться с ними было мне трудно, весь стиль дома — не по душе. Мне показалось к тому же, что Лиля Юрьевна безо всякого интереса относится к стихам Маяковского. Не понравились мне и рябчики на столе, и анекдоты за столом…»

Писатели, которые жили в «полиаморной семье»

В своих предсмертных записях Маяковский назвал Лилю Брик и Веронику Полонскую, а также свою мать и сестер членами своей семьи, а стихи просил передать Брикам.

Александр Герцен и «три звездочки»

Александр Иванович Герцен был русским поэтом, философом и человеком весьма свободных взглядов. В 1838 году он женился на своей двоюродной сестре Наталье Захарьиной, и в течение семи лет Наталья родила ему шестерых детей, трое из которых, впрочем, умерли почти сразу после рождения.

Писатели, которые жили в «полиаморной семье»

Александр Герцен и Наталья Захарьина.

Семья уезжает в эмиграцию в Париж, где Наталья влюбляется в близкого друга Герцена — Георга Гервега. Наталья не скрывает своих отношений с Гервегом и признается, что «неудовлетворенность, что-то оставшееся незанятым, заброшенным искало иной симпатии и нашло ее в дружбе с Гервегом». Мужу же она предлагает «брак втроем». Впрочем, духовный, не плотский. Дополняют картину Эмма — супруга Гервега, а также их дети.

Писатели, которые жили в «полиаморной семье»

Георг Гервег и его супруга Эмма.

Все четверо взрослых и дети поселяются в одном доме, образовав «коммуну», которая изначально никаких интимных отношений не предполагала. Герцен называл их «четырьмя звездочками, и, как нас ни расположи, всё будем блестеть». Но Наталья все равно стала любовницей Гервега. Узнав правду, Герцен настоял на отъезде Гервегов из Ниццы. На что Гервег заявил, что, раз так, он покончит с собой. Забавно, что в международном сообществе Герцена осуждали за то, что тот пытался разлучить жену с любовником.

В 1850 году Наталья родила дочь Ольгу. Герцен, хотя и сомневался в отцовстве, никогда открыто в этом не признавался.

К 1851 году супруги помирились, но в ноябре семью ждала огромная трагедия: во время крушения корабля погибли их сын — восьмилетний Николай, глухонемой от рождения, — мать Александра Ивановича и воспитатель мальчика. Не сумев справиться с потерей, 34-летняя Наталья умирает в результате преждевременных родов.

Источник: knigi.mirtesen.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.