Бескожие близнецы


У Вас внутри акордиальный монстр. Таким известием, словно из фильма «Чужие», сотрудники женских консультаций шокируют несколько десятков беременных женщин каждый год.

Речь идёт о редкой паталогии, когда у ещё не родившегося малыша заводится недоразвитый брат-паразит и начинает высасывать из него все соки. Прежде единственным выходом был аборт. Но оружие против близнеца-вампира, наконец, обретено.

Репортаж МихаилаАкинченко.

За семимесячной Викой, жалуется мама, нужен глаз, да глаз. Ходить она пока еще не умеет, зато ползает быстро. Абсолютно здоровый ребенок, говорят врачи, никаких отклонений в развитии. И вряд ли когда-нибудь Вика узнает о том, что могла не появиться на свет. В самом начале беременности доктора сказали ее маме, что обнаружили в утробе близнеца-паразита. Через отросток-артерию он выкачивал из девочки кровь и питательные вещества.

Ирина Куликова: «Мы вообще с мужем в шоке: как такое можно?! Сразу с врачами: кто виноват, что, почему так неизвестно было».


Про таких близнецов врачи знали еще в средние века и называли их акардиальными, в переводе с латинского – «бессердечными», «монстрами». В современной медицине этот термин еще недавно означал приговор неродившемуся ребенку. Вика стала первой в России, кого удалось спасти.

Антон Михайлов, доктор медицинских наук: «Все на своих местах: голова, туловище».

На первом УЗИ у двадцатипятилетней Аллы Николаевой врачи тоже увидели не один эмбрион, а два. Сначала даже решили, что у женщины будут близнецы. Потом разглядели различия.

Антон Михайлов, доктор медицинских наук: «Мы у этого плода не видим сердечных сокращений, отсутствует сердце. Такой феномен развития».

Такие близнецы — смертельные враги друг другу. Одно маленькое сердце работает за двоих и быстро изнашивается.

Алла Николаева, пациентка: «Мне сказали, что это акардиальный монстр — от этого мне уже стало нехорошо. То есть у него есть туловище, ноги, и он ими двигает. От того, что внутри что-то страшное, было неприятно».

После первого обследования врачи рекомендовали Алле немедленно прервать беременность. Но она, во что бы то ни стало, решила сохранить малыша. Разыскать врача, который согласился ей помочь, удалось только в Петербурге. До Антона Михайлова на проведение подобных операций в России никто не решался. Принимать решение о вмешательстве пришлось быстро. Сделать это можно только до 17 недели беременности. У Аллы уже пятнадцатая.


Манипулировать тончайшими хирургическими инструментами приходится на ощупь, ориентируясь лишь на картинку аппарата ультразвукового исследования. Использовать видеокамеру в этой операции невозможно. С ее помощью нельзя увидеть артерию толщиной меньше половины миллиметра.

Хирург должен перерезать крошечный сосуд, через который питается бессердечный близнец. Только так его можно уничтожить. С помощью эхозонда врач ищет мишень — артерию. Это самая сложная часть операции. Ошибка недопустима. Выстрел лазерным лучом должен быть точным.

Операция завершилась успешно. Спустя несколько дней опасный сосед отомрет. У таких эмбрионов часто, кроме сердца, отсутствуют легкие, недоразвиты остальные органы. Зато у здорового ребенка теперь есть шанс и очень хороший.

Антон Михайлов, доктор медицинских наук: «Вероятность нормального развития — 99%. У каждой беременности могут быть осложнения, но это будет уже другая песня. Мы будем вести эту беременность».

По статистике на каждые сорок тысяч беременностей встречается одна такая патология. Каждый год в нашей стране это несколько десятков будущих мам, которым еще недавно врачи могли посоветовать только одно: прерывание беременности.

После первой операции по удалению близнеца-вампира об успехе долго не заявляли. Требовалось еще убедиться, что нет никаких побочных эффектов. Зато теперь хирурги уверены — Вика — не единственный спасенный ребенок и не последний.


Источник: www.1tv.ru

В таверне «Золотой Пегас» жизнь, как всегда, била ключом, под синим светом кристальных люстр. Хозяин этого заведения, Дувер Ренс построил его еще десять лет назад, когда ему посчастливилось отхватить это местечко на перекрестке кварталов, после своего твердого решения окончательно завязать со своей деятельностью архитектора, дабы наконец воплотить свою мечту. И ни разу за это время, ни разу, не пожалел о своем выборе. Как и всегда, он стоял за стойкой из черного дерева , слушая пьяные рассказы посетителей. Сейчас он слушал двух единорогов, обсуждающих новые магические открытия. Но скрип открывшейся двери отвлек его. На каменном пороге стоял его хороший друг, Авин. Но не только Ренс был рад его видеть — завсегдатаи таверны поприветствовали барда радостным свистом и криком. Помахав всем в ответ рукой, Бетанкор направился к стойке, где Дувер уже наливал эль в большую деревянную кружку.

— Я вижу ты еще не умер в своих странствиях, костерукий безумец.- ухмыльнувшись сказал хозяин, пододвигая копытом пойло к Жнецу.

— А ты этого так и хочешь, я погляжу? Ты подумай, кто потом твоих выпивох развлекать будет?

— И то верно, — жеребец издал тихий смешок, после чего, поведя плечами, окинул взглядом белого пегаса, который уже уселся за стойкой и взялся костяными пальцами за ручку кружки. Он наклонил деревянную тару в одну сторону, в другую, и сделал несколько глотков, оставляя половину, и с тихим стуком ставя ее на место.


– Ну, рассказывай, — все-таки сказал трактирщик, добродушно улыбаясь и ложа копыто на стойку. Он дернул ушами, в одном из которых сверкнула золотая серьга, и затих, ожидая начала рассказа. Знает ведь, что Авин не расскажет. Он и сам любит рассказывать, что бы то ни была за история. Пегас как-то самодовольно усмехнулся. Да, приятно чувствовать себя нужным.

— На самом деле, ничего особого и не было, — медленно и как-то издалека начал Бетанкор, тихо вздыхая и слабо шевеля крыльями. Тихо зашуршали перья, и этот звук принес долю покоя и умиротворения. Авин убрал руку от кружки и ударил пальцем по столешнице, не на долго погружаясь в раздумья. – Ты же знаешь, ученика я ищу. Решил в Юникорнию слетать, — он по-птичьи склонил голову . – Я правда надеялся, что они не будут так глупы и согласятся пойти со мной. Увы и ах, мой дорогой друг, так много способных пони, — растягивая гласные в последних словах, на распев произнес жеребец, при этом как-то гаденько улыбаясь. Трактирщик вскинул брови, а затем опять улыбнулся.

— Много крови, должно быть, — рассмеялся он, глядя, как бард полностью осушает кружку и утирает копытом рот. – И что же ты дальше собираешься делать? – задумчиво спросил трактирщик, тут же меняясь в лице и становясь воплощением серьезности. Авин лишь как-то брезгливо скривился и повернул голову куда-то в сторону, уставившись на деревянную стену. Затем тихо хмыкнул и покосился на Ренса.


— Есть тут у меня на примете кое-кто. Не думаю, что откажется, — Бетанкор нехорошо улыбнулся и сдвинул брови к переносице, не громко стукнув копытом по стойке. – А, впрочем, не стоит сейчас о грустном, друг мой. Все было не так уж и плохо как ты, должно быть, придумал себе. Посмотри на это с другой стороны… — пегас вскинул костяную руку, делая ею неопределенный жест. Он замолчал и задумался на пару секунд. Авин довольно улыбнулся, вспоминая это захватывающее зрелище — наблюдать, как кто-то корчится в луже собственной крови, моля о смерти. Намеренно убивать быстро, за один удар, это совсем не интересно. Это далеко не в его стиле. Он любил поиграть с жертвой. Помучить ее. Возможно, дать шанс на спасение – но это уже вряд ли. Никогда и никто от Бетанкора не сбегал… Хм, может быть, у него это как раз таки происходит слишком быстро. Бард качнул хвостом и задумчиво огляделся. Шума, с одной стороны, меньше не стало. С другой, часть посетителей, хоть и продолжала говорить, но, все таки, то и дело кидали заинтересованные взгляды на белого пегаса. Он их прекрасно понимал. И нет, он не страдает нарциссизмом или манией

величия. Что поделать, Авин и правда неотразим. Он поймал себя на мысли, что костяными пальцами хорошо

поправлять торчащую во все стороны гриву.


— Должно быть, скоро опять в путь? – поинтересовался Дувер, наливая эль очередному усевшемуся за стойку посетителю. Авин, погруженный в свои мысли, ответил не сразу.

— Скорее всего, да. Однако, хочу передохнуть денек-другой. Устал я, представляешь? – он тихо фыркнул, пошевелил крыльями. Стянув через голову сумку, как-то даже бережно опустив ее на пол, пегас расправил крылья, поднимая их вверх. Кого-то он зацепил своими перьями, но пони с красным ирокезом, обернувшись, несколько секунд сверлил барда взглядом, после чего вернулся к своему собеседнику.

— Понимаю, да, длительные перелеты и все такое, — понимающе кивнул Ренс, перегнувшись через столешницу, и легко хлопнув друга копытом по плечу. Тот состроил мину страдальца, на долю которого выпало много нелегких испытаний, через которые он пробирался как мог, и тогда, сгорбившись и опустив голову, печально вздохнул. Его крылья обвисли, почти касаясь пола. Бард вернул себе прежний вид совсем-не-нарцисса и принялся разглядывать посетителей.

Еще немного поговорив с Дувером о разных пустяках, Бетанкор решил развлечь публику своими песнями. В принципе, он мог и рассказать какую-то историю о драконах или о древних Богах. Но как-то не пошло у него. Раздражено фыркая, из своей сумки он достал лютню. Он продолжал восседать на том же месте, за стойкой, но теперь он опирался о столешницу спиной. Практически прямо напротив двери. Отсюда отлично просматривается все помещение. Он знал, само собой, что, как только он начнет, все станут глядеть на него. Приятное чувство, когда ты знаешь, что нужен. Он не громко вздохнул, глянул на тихо стукающего по дереву Ренса. Плотнее прижал к бокам крылья, которые на секунду показались ему жутко неудобными именно в этой позе, и первый раз провел костяными пальцами по струнам, затягивая песню, которую в скором времени подхватила большая часть трактира.


***

Уже через несколько минут, забыв про тушу медведя, Аксия направлялась к лагерю, взвалив на спину труп Хикса. В клюве она держала отрубленное крыло. Ее лапы подгибались, то ли от тяжести тела, то ли от усталости, горя и потрясения. Скорее всего, второй вариант, так как на физическую подготовку грифонша пожаловаться не могла. Она ускорилась, увидев, как на встречу ей поспешили двое воинов, у которых от увиденного перья и шерсть ставали дыбом. Оба застыли на месте, хлопая глазами и как-то нервно подергивая хвостами. Самка остановилась, устало глядя на них.

— Что произошло? – пораженно спросил один из грифонов, пока второй стащил за загривок тело со спины Аксии. Та только тихо шмыгнула, тихо клацнув клювом, опуская на землю крыло. Одного взгляда на нее хватило воину, что бы понять, что сейчас говорить она не в состоянии. Не то что бы не в состоянии, однако, было видно, что она ужасно себя чувствует. Плюс, у кого будет желание говорить о чем либо вообще, если только что он принес домой мертвого друга? Аксия перевела расфокусированный взгляд на тушу, которую бегло осмотрели воины. Да уж. Под перьями не видно, но они оба, наверняка, были бледными от ужаса. Грифонша наблюдала за медленно выпрямившимися воинами, которые в момент помрачнели и обменялись многозначительными взглядами. Один из них взвалил на себя труп, а другой подошел к самке.


— Ты не ранена? – глухо спросил он, склонив голову. Получив в ответ отрицательный кивок, грифон пошевелил крыльями, тихонько шурша перьями, и махнул хвостом в сторону входа в лагерь. Аксия подобрала свою ношу — окровавленное, набравшее кучу пыли и грязи по дороге, крыло Хикса и тупо поплелась за старшими, медленно переставляя лапы и шаркая ими по земле. Кажется, стражи о чем-то переговаривались между собой, но она их не слушала. Она пыталась переварить то, что она увидела. Это создание убило ее друга. Отрубило его крыло. Она была рядом, но не смогла ничего сделать. Невольно она сильнее сжала челюсти. Нужно

оставить себе несколько его перьев. На память. Аксия пообещала себе, что сохранит память о нем. Обязательно. Ее глаза опять защипало, но грифон, тихо, зло

зарычав, остановилась. Подняв лапу, утерла со щек слезы, не выпуская крыла. Перья слабо щекотали нос и нёбо. Еще дальше – и ее, наверное, вырвет. Один из воинов обернулся, вопросительно глядя на грифона, и вскинул брови. Просычав через стиснутые челюсти что-то невнятное, она рванула вперед, волоча чертово крыло. Она не могла его выпустить. Просто не могла. Она быстро обогнала первого воина, и посеменила за вторым. Она не горела желанием видеть, что будут делать с телом.


— Можешь идти отдохнуть, — прозвучало откуда-то со стороны. Тот же воин, и самка, как-то перекинув крыло на одну сторону, быстро кивнула и, уже не слушая дальше, понеслась к шатру, в котором жила. Она не замечала как проносилась мимо кого-то, задевая своими крыльями. Она мимолетом замечала, как с ее пути отскакивали ее испуганные собратья и отшатывались, тихо перешептываясь, глядя на нее. Только колыхнулся полог, и Аксия тут же бессильно упала на пол, не думая о том, что бы добраться до своего ‘насеста’, обняв лапами крыло. Сильный запах крови — запах вины. Она подтянула его вверх, так, что бы обрубок не маячил перед мордой, клювом уткнулась в грязные перья и шумно прерывисто вздохнула.

— За что? – не громко всхлипнула грифонша, зажмурившись и впившись когтями в землю под собой. Ее хвост бешено метался из стороны в сторону. Она была зла, жутко зла. На себя, из-за того что не смогла ничего сделать. На того ублюдка, который так легко расправился с Хиксом. Она подорвалась на лапы, горящими глазами глядя куда-то в темный угол шатра.

— Уничтожу, — пытаясь унять дрожь, просипела самка. – Уничтожу, сотру в порошок, — повысила голос Аксия, медленно поднимая голову вверх. Она закрыла глаза и на секунду представила, что опять стоит на том же месте, где это произошло, и на этот раз она смогла дать ему от пор. Но, почему-то, ей не удалось представить белого пегаса корчащимся в агонии и молящим о пощаде. Даже на смертном одре он смеялся ей в лицо. И ни капли страха. Почему? Она распахнула глаза и встряхнула головой, окончательно прогоняя видение. Аксия зажала сильно крыло и гневно полоснула им воздух Поставила на него лапу.


— Клянусь тебе, Хикс, — шепнула она, криво улыбаясь. – я отомщу за тебя, — она развернулась к выходу. Несмотря на усталость, ей хотелось что-то делать. Просто забыться в деле. Не хотелось просто сидеть здесь и попусту воду разводить. Ей нужно подумать, что она будет делать дальше.

— Аксия, — раздался низкий рокочущий голос, и полог отодвинули в сторону. Коренастый грифон несколько секунд моргал, привыкая к царящему в шатре полумраку, и спокойно оглядел заплаканную морду грифонихи, которая, сдвинув брови, глядела на незваного гостя. Тот только миролюбиво улыбнулся, склоняя голову. – Тебя хочет видеть Старейшина, — проурчал грифон, и тут же покинул жилище грифонши. Он старательно отводил взгляд от пола, стараясь не смотреть на крыло. Самка зло ощерилась и зарычала, отводя крылья в стороны, но тут же опять прижала их к бокам и отряхнулась. Черт. Только ведь вернулась. Как скоро. Она надеялась, что хотя бы эту ночь сможет отдохнуть, а дальше уже можно будет и рассказывать о том, что случилось… Но, раз уж так, то нужно идти. Медленно кивнув чему-то своему, она сделала круг по шатру, приводя мысли в порядок, и вышла наружу. Сейчас она выглядела спокойнее, но по взгляду читалось, что лучше лишний раз ее не трогать. Нервно сглотнув, самка побрела к горящему в центре лагеря кострищу, у которого сидел грифон. Его шерсть и перья были белоснежно-седые. Но выглядел он не жалким, как многие в его лета, а мудрым и великим. Старейшина имел множество шрамов на теле, и один длинный на клюве, который заканчивался достаточно большой выщерблиной на краю. Он мог даже кончик языка через нее просунуть. Это забавно, с одной стороны. Сражаться он уже, увы, не мог. Самый уважаемый грифон в племени.

Слишком стар для сражений, но ни разу не стар, что бы вести за собой племя. Он глядел в костер, и повернул голову, когда подошла Аксия. По бокам от него стояло двое воинов.- Вечер добрый, — поприветствовала Старейшину грифониха, склонив голову к земле. Дождавшись от того кивка, она села недалеко от него, туго обернув лапы тонким хвостом. Она не поднимала глаз от земли, наблюдая за тем, как пляшет в большом кострище пламя. Она вытянула голову, как бы вглядываясь, но тут же подалась назад, краем глаза видя, что Старейшина поднялся на лапы. Кивком головы дал воинам знать, что они могут быть свободны, и те, одновременно поклонившись, ушли, тихо переговариваясь между собой.

Несколько секунд, оба грифона сидели тихо. Аксия изредка поглядывала на грифона, тут же отводя взгляд куда-то в сторону. Она втягивала шею и тихо сопела, ожидая, что будет дальше. Она не знала, что может случиться. Где-то на краю сознания мелькнула мысль, что обвинить в случившемся вполне могут и саму Аксию. На самом деле, подобное вполне может случиться. Никто не видел, как это случилось. Хотя, ей-то не резонно убивать своего же друга. От возможной несправедливости она гортанно зарычала, впиваясь когтями в землю под своими лапами. А может ее осудят за бездействие, за слабость. Сказать, что это было бы не справедливо — означало солгать. Старейшина спокойно поднял голову и как-то устало взглянул на нее. Она почему-то не думала о его возрасте. Он склонил голову.

— Ты в порядке? – не громко спросил он, спокойно дергая хвостом. Грифон неотрывно смотрел на молодую охотницу, которая, услышав его голос, даже как-то сжалась. Тихо клацнув клювом, она неопределенно качнула головой.

— Со мной все хорошо, — не громко ответила Аксия, потупив взгляд. Она не знала, что ей говорить и что делать. Что ж, остается ждать, что будет ей говорить Старейшина. Хотя, что-то подсказывало ей, что рассказывать, все-таки, она будет. И, да, так и случилось. Вопрос не заставил себя долго ждать.

— Раз так, — задумчиво начал самец, поднимая голову. – Будь так добра, расскажи, что случилось.

Грифонша не поняла, что прозвучало в его голосе. То ли злость, то ли какая-то тревога. Она склонялась ко второму варианту. Опять она кивнула и набрала в легкие побольше воздуха, что оказалось трудно, к ее удивлению. Нужно просто рассказать что случилось. Желательно не высказывая свое мнение по этому поводу. И не упоминая о том, что она решила лично для себя.

— Мы с Хиксом летели домой. Мы нашли днем медведя, следили за ним, и решили попробовать егоубить, — на этом моменте она даже как-то приосанилась. Все-таки, тварь была не маленькой. А они с Хиксом – двое молодых охотников…были. Грифонша тихо вздохнула, отвлекаясь от печальных мыслей. – Мы были уже почти дома. Когда я услышала что-то. Я не знала что это. Но… Хикс сказал не беспокоится. Он сказал, что мы должны лететь дальше. А потом мы увидели его, — тут ее глаза вспыхнули злостью. Она оскалилась, глубоко вонзая когти в мягкую почву. Старейшина заметил это и, тихо хмыкнув, пошевелил крыльями и попросил продолжать. Самка пригладила перья на загривке, тряхнула головой, и заставила себя говорить дальше. – Я не знаю, откуда он появился. Он налетел на Хикса, обрубил его крыло и повалил его на землю. Я не смогла сама удержать медведя, и он уволок меня вниз. Я… Лежала и смотрела… — тут она не на долго прервалась, чувствуя, что сйечас впадет в истерику, подняла лапу и слабо укусила себя, заставляя успокоиться и прийти в себя. Шумно выдохнув, она продолжила. – Он порвал ему шею и стал пить его кровь. А, самое странное, это был простой пегас, — прошипела самка, не слишком задумываясь о своих словах. Но потом она подумала о том, что он необычное создание как минимум потому, что, грубо говоря, без особой видимой для Аксии причины, убил грифона. А еще, она вспомнила об одной из его конечностей. Вскинув голову, она с каким-то ужасом уставилась перед собой, опять выставляя перед собой картину случившегося. Рука. Чистая кость. Именно рукой он вспорол горло Хиксу. Кажется, Старейшина что-то говорил, но грифонша этого не слышала. Старик сделал круг вокруг костра и, бормоча что-то невнятное о срочных делах, убежал куда-то, нервно размахивая хвостом. После, самка услышала громкие взволнованные голоса и, под общий шум собиравшихся вокруг кострища соплеменников, выбралась из толпы. В скором времени она была за пределами лагеря.

Костяная рука. Это не давало самке покоя. Что не так с этим пегасом? Собственно говоря, раз он творит подобное – с ним явно много что не так. Закрыв глаза, грифонша убавила шаг и постепенно остановилась. Перед собой она поставила белого пегаса. Дала ему внешность как у него. Но, кое-что, она не видела — его лица. В такие моменты трудно собраться и запомнить самое главное. Лицо. И это несколько затрудняло дело. А, даже если он стоит спиной, все равно видно кость руки. И это пугает. Действительно пугает, учитывая то, что у пони не бывает таких конечностей.

— Уничтожу, — открывая глаза прошипела самка, крепко стискивая челюсти и вскидывая голову. — Я тебя в порошок сотру, — тихо клекотала Аксия, расправляя крылья и разворачиваясь лицом в ту сторону, откуда она пришла. В сторону лагеря. Поведя плечами, она склонила голову и тихо попрощалась. Бездействие – худшее, что она может выбрать.

Продолжение следует…

Источник: ponyfiction.org

Изображение Enrique Meseguer с сайта Pixabay

О двуличии людей, рожденных Близнецами, рассказывают на каждом шагу. В действительности двойственность их натуры не имеет ничего общего с лицемерием. Что же на самом деле скрывается за этим мифом?

Где прячется второе «я» Близнецов?

В попытках выяснить, куда спрятано второе "Я" или когда наконец Близнец перестанет притворяться и покажет свою темную сторону, можно не заметить настоящего друга.

Представители этого знака с легкостью заводят множество полезных контактов. Однако, с большим трудом они поддерживают их все. Также Близнецам свойственна любовь к продолжительным беседам, что не исключает нужды поддерживать одновременно очень много личного пространства вокруг.

Поверхностные люди или просто легкий характер?

Близнецы способны жертвовать временем и деньгами, плохо спать из-за сердечных мук, но через неделю готовы легко забыть о них ради чего-то нового и более захватывающего.

Им, как воздух, требуется разнообразие, поэтому они легко расстаются с деньгами или другими ранее важными ценностями, чтобы насладиться сиюминутным удовольствием. Близнецы в принципе не понимают, почему они должны себя ограничивать.

Подобное поведение зачастую характеризует Близнецов поверхностными людьми. Однако, тот, кто близко взаимодействует с представителями этого знака, знает, что такое суждение не соответствует действительности.

Любопытство, не порок. Так ли это?

Близнецы очень любопытны, что позволяет им считаться лучшими слушателями и слыть отличными собеседниками, способными вникнуть в самую суть проблемы.

Мастерские рассказчики, Близнецы, увлекают слушателей описанием своих приключений, которые пережили в поездках, а также виртуозно приукрашивают подлинные истории о своих фантастических неудачах. В таланте собирать вокруг большую аудиторию им нет равных.

Идти ли до конца?

К сожалению, во всех их проектах и начинаниях, которым они полностью отдаются, сформировалась тенденция – браться за многое, но не все доводить до конца. Именно по этой причине, окружающие люди истолковывают опыт общения с Близнецами как негативный. Данное качество вынуждает их постоянно наступать на одни и те же грабли. Однако стоит заметить, что неудачи Близнецов не расстраивают. Стоит один раз упасть, как представители этого знака в тот час встают на ноги и вновь готовы к покорению новых вершин.

А что, если…?

Тому, кто решит сдерживать благородные порывы Близнецов, предстоит пережить удивительное открытие. В данном случае неважно, идет ли речь об отношениях дружбе или работе. Если кто-либо попытается ограничить свободу выражения Близнецам, то очень быстро поймет, что этого не следует делать никогда. Потому что люди, рожденные под знаком Близнеца, любят свою независимость больше всего на свете.

Что же произойдет, если кто-то вопреки предупреждениям попытается наложить ограничения? Хм, это как раз тот самый редкий случай, который подтверждает наличие второго лица у Близнецов. Впрочем, не стоит нарушать возникший позитив.

Все самое полезное для знака Близнецы

Вещисты среди знаков зодиака

Понравилось? Поставьте ЛАЙК и ПОДПИШИТЕСЬ на канал

Источник: zen.yandex.com


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.