Почувствовать себя свободной от токсичной матери


В СЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ Я ПОСТУПИЛА В УНИВЕРСИТЕТ И ПОКИНУЛА ДОМ, потом перебралась в Москву, а вскоре и вовсе уехала из России. Мой отец, будучи разведён с матерью уже долгое время, умер, когда мне было двадцать. Ещё, наверное, года три назад на вопрос, какие у меня отношения с матерью, я отвечала — нормальные. Не самые близкие, но мы регулярно, раз в неделю, разговариваем по телефону, в курсе жизни друг друга. Я стараюсь навещать её каждый год-два. Помню, как она пыталась оказывать мне эмоциональную поддержку, когда я переживала болезненное расставание с молодым человеком. Её слова не особенно помогали, но я ценила участие.

Ощущение того, что что-то важное в моей жизни не так, настигло три-четыре года назад, после окончания очередных отношений. В ходе размышлений я поняла, что череду неудавшихся романов только отчасти можно объяснить неприятными качествами партнёров и что дело в типе, который меня привлекает — в паттерне моих привязанностей. Из раза в раз это были недоступные, токсичные, временами абьюзивные люди.


За мой счёт
Всё моё детство мать вроде бы физически присутствовала, но эмоциональной связи у нас не было. Она готовила еду, покупала одежду, говорила положенные по случаю слова в нужные моменты — но одновременно язвительно критиковала, стремилась из любого разговора выйти правой, часто за мой счёт, всё время старалась предупредить нечто ужасное, что, безусловно, произошло бы, ослабь она хоть на секунду тотальный контроль.

Вместо поддержки, одобрения, настроя на то, что всё получится, результатом моего общения с ней стали низкая самооценка, депрессивность, ожидание краха на всех фронтах и понимание, что положиться можно только на себя и, в более взрослом возрасте, на проверенных друзей.

Осознание связи детства с настоящим требует времени и усилий. Я посвятила этому около трёх лет, используя самые разнообразные практики: йогу, медитацию, латиноамериканский шаманизм, традиционных и альтернативных терапевтов. В процессе этой работы часто всплывают воспоминания, обычно связанные с матерью. Например, как у неё на любую мою реплику, выражение мнения или вопрос всегда был обстоятельный, обоснованный, развёрнутый ответ. О ней самой и для неё самой. Любое наше общение использовалось для самоутверждения, и ей было глубоко наплевать, что именно я думаю или чувствую и о чём я собственно говорила. Мои слова были просто трамплином, благодаря которому она могла подпрыгнуть, возвыситься и в результате подолгу и пространно рассуждать на любую затронутую тему, и выглядеть, наверное, заботливой, опытной, много знающей — в своих глазах.


Её никогда не волновало, чего я действительно хочу — ведь она лучше знала, чего я должна хотеть в сценарии, где она — моя мать, а я — её дочь. Меня интересовали языки и журналистика, но она решила, что я должна поступить на русский язык и литературу, потому что я много читала и грамотно писала. Мне было настолько неинтересно, что, прострадав три курса, я бросила университет и уехала в Москву — попутно я самостоятельно освоила печатную и тележурналистику, занимаясь ею профессионально, и выучила несколько языков. В ответ она годами попрекала меня неоконченным образованием, хотя это обстоятельство ни разу не помешало мне устроиться на интересующую работу.

Я выдумываю
Я училась лучше всех в школе и первой за триста пятьдесят лет её существования окончила её с медалью. Но количество моих наград, грантов, профессиональное признание никогда не интересовали мать — её интересовало лишь, насколько реальность трагически расходится с картинкой в её голове. С семнадцати лет я работала и обеспечивала себя сама. Ей же всегда было мало, всегда было за что меня критиковать.

В семьях, где родители бьют детей, абьюз налицо, он очевиден и осязаем. В ситуациях вроде моей всё настолько тонко, скрыто и запутанно, что разбираться со всем этим можно годами. Осознание токсичности родителей противоречит психике ребёнка, в которой они равны самой жизни — соответственно, критиковать их невозможно.


этому мы включаем механизмы приспособления и объясняем себе, что если папа не обращает внимания, значит, мы его не заслуживаем. И если мама критикует, то это потому, что мы и правда недостаточно много или хорошо учимся или работаем. Овладев таким механизмом с раннего возраста как единственным способом выживания, мы просто несём его с собой во взрослую жизнь, часто потеряв связь с реальностью за годы родительского абьюза.

Я помню, как в университете — том самом, русский и литература — у меня были сильные депрессивные приступы, без каких-то очевидных причин, меня просто накрывала тупая безысходность, которая могла длиться днями и неделями. Моя мать в ответ по телефону ругала меня за то, что я «выдумываю», и говорила, чтобы я не валяла дурака. В конце третьего курса я попала в автомобильную аварию, и месяц, проведённый в больнице, помог мне определиться с приоритетами на ближайшее будущее и, едва выздоровев, уехать в Москву. Это сейчас я понимаю, что такого типа не обусловленная внешними причинами депрессия стандартна для людей, выросших с родителями вроде моей матери, с пограничным и нарциссическим расстройством личности. Но до этого я годами думала, что что-то не так со мной.

Какао с маслом
Помню, я маленькая, лет шесть-восемь, и мать с чувством говорит коллегам по работе: «Как я завидую людям, у которых нет детей!» Как я сейчас понимаю, меня чудовищно травмировало это высказывание. Комментарии токсичных родителей крушат нашу самооценку, уверенность в себе, радость к жизни, амбиции и мечты, как и возможность воплотить их. С раннего детства, лет с семи, мать любила этак задумчиво взглянуть на меня и с деланной грустью выдать: «Да, а фигура-то у тебя не очень».


И так как бы сочувственно поцокать языком. Это сейчас я понимаю, что пытаться в семь лет определить, какая фигура будет у ребёнка, когда она встанет взрослой женщиной, — абсурд. Но это стоило мне многих лет, прожитых с убеждением, что у меня «ужасная» фигура. К моему изумлению, это никак не влияло на мою популярность у мужчин. Но это, бесспорно, повлияло на качество этих мужчин. При хронической низкой самооценке мы либо не можем предъявить необходимые критерии качества к потенциальным партнёрам, либо эти критерии очень низки.

Лет в тринадцать у меня развилась зависимость от еды, когда пять дней в неделю я жила с бабушкой и ходила в школу, а на выходные уезжала к маме и отчиму, чтобы тяжело физически работать на ферме все выходные. Моменты, когда я приходила из школы и, сделав домашнюю работу, отправлялась на бабушкину кухню пить какао и заедать его печеньем с маслом, читая книжку, были лучшим временем дня, единственным по-настоящему приятным событием, как я сейчас понимаю. Поскольку у меня не было подобного предыдущего опыта, мать со мной в этот момент не жила, а родительские обязанности бабушки ограничивались готовкой мне обеда, я наивно не понимала связи между количеством какао и печенья и последующими изменениями в весе. Я очень удивилась, когда сильно поправилась к девятому классу. Это сейчас я вешу пятьдесят четыре килограмма в одежде, а тогда мой вес перевалил за семьдесят, просто расплющивших и без того хрупкую самооценку.


Не моя ответственность
Все эти ситуации из детства всплывали и всплывали в моей голове на протяжении последних нескольких лет. Триггером перемен стало очередное манипулятивное сообщение матери, присланное, как всегда, внезапно: «Как дела, всё в порядке?» И, поскольку я не кинулась отвечать мгновенно, находясь в другой стране и другом часовом поясе и будучи занята своими делами, вслед за ним: «Ответь мне, я волнуюсь!!» Тут я по-настоящему разозлилась. Да, я, безусловно, должна бросить всё, где и чем бы я, взрослый профессионал, в этот момент ни занималась, и кинуться отвечать — держи карман шире. До этого момента я считала, что у матери просто скверный характер, но тут меня озарило, что это чистая, концентрированная токсичность, местами переходящая в эмоциональный и психологический абьюз. Набрав в поисковике «токсичные родители», я изумилась количеству и качеству информации на тему, книг психологов, групп поддержки, советов и разнообразных рекомендаций.

У того, от чего я страдала всё детство и после него, оказывается, было название — нарциссизм, — и оно укладывалось в стройную психологическую теорию; это случалось с другими людьми, было описано и проанализировано экспертами много раз. Чувства матери, её истерики, параноидальность, повышенная тревожность, хронический негатив и извечная критичность по отношению ко мне и её партнёрам — всё это было не моей ответственностью. Ощущение можно было сравнить с тем, как если бы протёрли годами не мывшееся окно, в комнату хлынул яркий солнечный свет и всё встало на свои места.


Это непростой и очень эмоциональный процесс. Осознание всей травмы, всей ответственности родителей или родителя, всего вреда, причинённого искреннему и открытому, любящему ребёнку на протяжении многих лет, — это тяжело. Один из главных элементов процесса — перекладывание ответственности с себя на того, кто по-настоящему виновен в ситуации. Переосмысление жизненных приоритетов, когда чувства другого человека (родителя, партнёра) снимаются с неположенной им приоритетной полки и занимают надлежащую им нишу, которая гораздо ниже ваших собственных чувств, желаний, планов и амбиций. Внимание в первую очередь к себе, а не другому. Любовь к себе и забота о себе, которую не осуществит никто, кроме вас.

Не родитель своей матери
Так или иначе, любое такое осознание — это только начало процесса. Это ежедневная работа, ежедневный выбор между собой и другим человеком в пользу себя — выбор своих интересов, ценностей, желаний и планов. Во время этого процесса очень важно помнить, что вы — взрослый, отдельный человек, у и ваших родителей больше нет над вами власти, кроме той, которую вы им сами предоставляете.


В последнее время при мысли о телефонном разговоре с матерью у меня в теле возникает физическое ощущение смерти. Смерти как противоположности всего, к чему я когда-либо стремилась: радости, любви, гармонии, самореализации, карьерного роста. Поэтому я до предела ограничила общение с ней, а когда оно происходит, то под моим чётким контролем и на моих условиях. Я больше не могу позволить себе вкладывать время и энергию в общение, от которого мне физически и эмоционально плохо. Я больше не беру на себя ответственность за чувства матери, за её «несложившуюся» жизнь и то, что вокруг неё «одни дебилы и не с кем поговорить», за то, как ей тяжело. Она взрослый человек, и на каждом этапе, ведущем к её нынешнему положению, она сделала соответствующий выбор. Я больше не могу вести себя как родитель своей матери — я и так, по сути, истратила огромную часть детства на заботу о её чувствах, на ложно внушённую мне ответственность за её настроение. Я учусь в первую очередь выбирать себя, и неважно, касается это отношений с матерью или с любым другим человеком. Я больше не завишу от мнения других обо мне, от чужих оценок и слов. Я постепенно становлюсь хозяином своей собственной жизни.

Что делать?

Вот что опробовала я сама и что могу посоветовать, основываясь на собственном опыте:

  • пройти тест на токсичность отношений с родителями;
  • прочесть книгу Сьюзен Форвард «Токсичные родители» и проделать пошагово описанные в книге упражнения;

  • найти группы по теме в фейсбуке — возможность послушать чужие, но до боли знакомые истории и высказаться, не опасаясь осуждения в ответ, которую предоставляют такие группы, очень помогает;
  • найти ближайшую к вам группу Al-Anon (не путать с AA), сходить на
    несколько встреч и понять, работает ли для вас эта парадигма —
    изначально созданные для родственников алкоголиков, эти группы
    постепенно вышли за первичные рамки и являются хорошим контейнером для
    выражения даже самых сложных и тяжелых эмоций без боязни осуждения;
  • прочитать про нарциссизм и определить, есть ли его черты в ваших близких;
  • найти любую возможность физически отделиться от родителя, то есть переехать в другое место;
  • если вы физически не живёте с родителями, но их присутствие в вашей жизни больше комфортной нормы, провести сепарацию, во время которой внимательно понаблюдать за собственными ощущениями от происходящего;
  • поработать с толковым терапевтом;
  • если есть возможность, сходить на несколько сеансов EMDR-терапии, желательно attachment focused (AF-EMDR);
  • при нежелательном, но неизбежном разговоре с токсичным родителем, лично или по телефону, можно визуализировать стену между вами, которая вас защищает. Также можно визуализировать человека или другого бенефактора, который вам приятен и в присутствии которого вы чувствуете себя в безопасности;
  • заняться медитацией.

Автор: wonderzine.com


Источник: wiolife.ru

Не важно, встречаетесь ли вы по выходным или только разговариваете по телефону — постарайся ограничить количество контактов.

Дженнифер Л. Фитц, автор книги «Снижение стресса от заботы о вашем близком человеке»

Это позволит вам сохранить отношения, но не делать их чересчур близкими.

Почувствовать себя свободной от токсичной материЕсли сейчас настал такой период, когда ваши разговоры становятся особо токсичными — лучше начать их избегать. Иногда действительно уместно прервать общение, так как это позволит тебе найти пространство для успокоения и работать над собственными негативными установками. Используй это время для того, чтобы понять, как ты будешь поддерживать ваши отношения в будущем.
Определи, какой должна быть ваша связь.
В течение многих лет ваши отношения с матерью строились на ее условиях: она тебя воспитывала, кормила, заботилась и одевала. Но теперь, уже когда ты стала взрослым человеком, пора выяснить, какими должны быть эти отношения в будущем. Обдумай, какие темы и области разговора стоит ограничить, а какие, наоборот, — могут стать отличной темой для сближения вас двоих и сохранения теплых чувств.


В случае, когда твоя мама всегда вела себя достаточно токсично, отделиться от семьи может быть сложно, а на построение здоровых границ требуется немало смелости. Но как бы это ни было сложно — это важный шаг, который тебе необходимо сделать.

психолог Алисия Мейкер.

Тебе нужно научиться не реагировать слишком эмоционально, не принимать чужие слова близко к сердцу и не нести ответственность за чужие чувства, желания и потребности. Твоя мама может умело нажимать на разные кнопки — но секрет в том, что именно из-за нее эти кнопки в принципе существуют.

Не реагировать на родителей может быть сложнее, чем на друзей или партнеров, так что эта задача действительно сложная. Многие семейные терапевты предполагают, что идеальный способ стать независимой от семьи — начать регулярно работать над своим развитием с психотерапевтом, а затем на встрече с родителями практиковать свои новые знания. Процесс это долгий, но со временем у тебя получится не испытывать раздражения при поездке домой на праздники или на воскресных обедах. В некоторых ситуациях есть шанс даже найти общий язык с токсичным родителем и вновь наслаждаться спокойной обстановкой в семье.

Токсичная мама редко ведет себя уважительно по отношению к дочери. Она может выискивать все твои слабые места, провоцировать на скандалы и даже на драки, так что тебе надо знать, что ты точно можешь постоять за себя.

Будь уверена в своем праве говорить стоп-фразы, например: «Если ты хочешь поговорить со мной, не используй такой тон». Тебе также стоит регулярно практиковаться говорить «нет», чтобы акцентировать внимание на том, что ты заслуживаешь уважения.

Почувствовать себя свободной от токсичной материПростой способ подлить масла в огонь — начать говорить так же неуважительно в ответ. Даже если твоя мама действительно токсичный человек, постарайся все же сохранять с ней мир. Говори с ней с уважением, так как это важный шаг к установлению границ.
Отлавливай негативные установки, которые произносятся в ее речи, и по возможности перенаправляй разговор в другое русло. Предположим, что твоя мама жалуется на то, что ей не нравится, какую профессию ты выбрала. Скажи: «Да, мама, я понимаю, что тебе действительно тяжело и неприятно. Но я чувствую тревогу, когда об этом говорю».
Таким образом ты не только подтверждаешь ее чувства, но и подчеркиваешь, что беспокоит тебя саму. Сообщай, что ты чувствуешь тревожность и что тебе нужно поменять тему разговора. Практикуй подобные ответы заранее, особенно если эти ситуации повторяются из раза в раз.

Даже если твой родитель не соблюдает границы, тебе, как ребенку, гораздо полезнее повторять позитивные установки и мантры, чем также становиться токсичной и вести себя дисфункционально.

Некоторым жертвам эмоционального домашнего насилия хочется обвинять себя в том, что отношения стали токсичными, но всегда важно помнить, что это никак к тебе не относится. Сними себя давление и перестань считать, что если ты сделаешь какой-то конкретный выбор в жизни — все изменится. Даже если ты выберешь работу по ее указке или выйдешь замуж за человека, которого она одобрит, — она останется такой же токсичной.

Стоит помнить также и то, что ты вряд ли совершишь такую ошибку в отношениях со своими детьми. Можешь повторять это как мантру: ты — не твоя мама. Ты не имеешь ничего общего с теми оскорбительными фразами, которые она тебе говорит. Ты не обязана любить свою мать, но ты способна быть привязанной к ней. Помни еще и то, что больше всего боли тебе причиняет то, что запрещаешь себе злиться и обижаться, хотя ты действительно имеешь право на эти чувства.

Повторяй себе: это моя жизнь, я могу любить свою маму, но я не позволю ей управлять моей жизнью, влиять на нее и разрушать все, чего я добиваюсь. Повторяй это каждое утро, в обед и вечер — до момента, пока действительно не осознаешь смысл этих слов. Помни также и о том, что ты не несешь ответственность за то, какую жизнь выбрала твоя мать.

Люди, выросшие в дисфункциональной семье, могут считать, что их родители никогда не изменятся. Но это не значит, что ты не должна дать шанс. Существуют те, кто выходят за рамки своего привычного поведения, особенно если у них был шанс услышать, как токсичное поведение вредит твоей жизни. Даже если это не сработает — ты будешь знать, что хотя бы попыталась.

В то же время помни, что ты не можешь изменить мать без ее желания. Она — взрослый человек, который сам несет ответственность за тот выбор, который делает в жизни. Все, что ты можешь сделать, — контролировать собственные эмоции, строить границы и заботиться о себе.

Наверняка ты и так знаешь, что жить с токсичной мамой очень и очень сложно. Лучший способ обрести опору в этой ситуации — обратиться к психотерапевту. Даже нескольких консультаций может быть достаточно, чтобы услышать самые важные советы по преодолению этих негативных эмоций, а также освоить навыки по борьбе со страхом и тревожностью.

Какое самое болезненное воспоминание у тебя связано с матерью?

Источник: heroine.ru

Как распознать, токсично поведение родителей или нет? 

Как объясняет клинический психолог Юлия Лапина, в психологии часто говорят не о черно-белых состояниях («токсичный или нет»), а о степени выраженности тех или иных состояний (то есть, насколько тот или иной родитель токсичный). «Это важно понимать, чтобы не впадать в крайности: «В три года мама на два дня оставила меня у бабушки. Она хотела избавиться от меня, она токсичная?» Токсичный родитель «диагностируются» не столько по определенным поступкам, сколько по общему посылу нелюбви (да, так бывает, что родители не любят своих детей и это одна из сложнейших тем), а уж в форму чего нелюбовь принимает  (травли, насмешек, унижения, неприятия, прямого насилия) — это второй вопрос, хотя и не менее важный», — поясняет эксперт.

 

При этом, как подчеркивает Юлия Лапина, токсичное поведение легко может соседствовать с внешними проявлениями заботы о благополучии ребенка. «Можно, например, платить за учебу и одновременно с этим унижать ребенка. Брать с собой в дорогие путешествия и высмеивать внешность. Давать денег на карманные расходы и унизительно контролировать», — отмечает психолог.

 

Основные проявления токсичности

 

Если вы все же сомневаетесь в том, как относились родители к вам в детстве, попробуйте просто проанализировать то, как вы себя ощущаете с ними рядом сейчас. Наличие одного или нескольких пунктов из этого списка могут говорить о том, что вы — жертва родительской токсичности.

* Родители постоянно стремятся вас контролировать — требуют отчета о том, где вы, что делаете, навязчиво названивают, подслушивают ваши телефонные звонки, заглядывают в компьютер и т.д.

* Родители все еще относятся к вам как к маленькому ребенку — подчеркивают (словами или действиями) вашу беспомощность, пытаются навязать свою помощь, игнорируют ваше личное пространство.

* Родители не уважают вас как личность — пытаются навязать вам свое представление о том, какой вы человек («неправильный и плохой»), к чему должны стремиться, чего хотеть, как выглядеть внешне и т.д.

* Родители обесценивают ваши успехи, игнорируют чувства, насмехаются или унижают.

* Родители манипулируют вами, навязывая чувство вины, стыда, долга и т.д.

*После общения с родителем вы чувствуете себя плохо, нересурсно — слабым, беспомощным, виноватым, непривлекательным, глупым и т.д.

 

Можно ли рассказать родителям об их токсичности, они поймут?

 

Многие дети токсичных родителей наивно полагают, что решить проблему можно, если откровенно поговорить с ними, подсунуть почитать соответствующую литературу. «Кажется, что «вот сейчас я все покажу, объясню и она (или он) поймет, как была не права». Но чаще всего человека ждет разочарование, новый виток скандалов и отчаяния», — отмечает Юлия Лапина. Как подчеркивает эксперт, у нас нет никакого контроля над переменами и озарениями других. Изменить мы можем только самих себя.  «Это очень больно, очень обидно, но принятие этого и есть очень важный шаг к выходу из круга манипуляций и вины», — резюмирует психолог.

 

Как защититься от влияния токсичных родителей?

 

Юлия Лапина подчеркивает, что здесь самое важное — обнаружить те глубокие раны, которые были нанесены токсичным родителем. «И поиск их важен не для обвинения родителей, а для понимания, в первую очередь, себя и своих уже сформировавшихся паттернов поведения», — говорит специалист.

Обеспечьте себе финансовую и пространственную независимость. «Реальность зачастую такова, что финансовое положение взрослого ребенка куда хуже, нежели его родителя, и это используется последним для продолжения своих манипуляций. И тут уже совсем индивидуальный вопрос поиска ресурсов. Пока вы зависите от кого быто ни было, очень сложно пытаться строить равноправный диалог. Особенно если строить вторая сторона его и не намерена», — отмечает Юлия Лапина.

Увеличьте дистанцию в общении. Если выносить общение с родителями совсем тяжело, то иногда имеет смысл совсем от него отказаться, ну или временно взять тайм-аут. «Часто бывает так, что подобная дистанция лишь первый шаг (но необходимый) в осознании проблемы — иначе ее даже невозможно увидеть, если находиться постоянно во взаимодействии с родителем, повторяя снова и снова привычный паттерн конфликтов. Иногда эти разрывы — временные, дающие почву для размышлений обеим сторонам, а иногда, увы, одна из сторон (или обе стороны) и не хотят возобновления общения», — комментирует Юлия Лапина.

Сепарируйтесь эмоционально. Чтобы защититься от токсичного родителя, важно обнаружить свое чувство «Я» — понять кто вы, какой вы, чего хотите именно вы, а не мама с папой. Как отмечает Юлия Лапина, важно развивать навыки заботы о себе, защиты своих границ, интересов. «Эти навыки можно бережно вырастить в себе самому или с помощью других людей. Иногда это занимает годы, но оно того стоит. Не только в отношении токсичных родителей», — отмечает эксперт.

Осознайте деструктивные убеждения, навязанные родителями. Важно вытянуть на поверхность те негативные представления о себе, которые были сформированы в токсичных отношениях: «Я недостойна любви», «Я гадкая, некрасивая», «Я всегда все порчу», «Я неудачница, ничего не могу» и т.д.

Работайте со своими чувствами. Чем менее вы сепарированы, тем большим эмоциональным накалом сопровождается ваше общение с родителями. Важно осознать возникающие у вас чувства, принять и проработать их. Как подчеркивает Юлия Лапина чаще всего токсичный родитель провоцирует чувство вины и стыда. Именно такая работа дает нам ресурсы для того, чтобы оказать сопротивление токсичности.  

Разрывайте привычные шаблоны в общении. По словам эксперта, чтобы поставить в тупик манипулирующего родителя и выйти из конфликта, бывает полезно отказаться от привычного стиля поведения. «Например, ответьте на «Ох, опять тебя с работы уволили, ну тобой с детства все всегда были недовольны» — «Да, я знаю». То есть, по сути, откажитесь от дальнейшей конфронтации», — поясняет Юлия Лапина. Или: «Я завтра приеду к вам на недельку пожить» — «Нет, к сожалению, это невозможно». «Ты не любишь мать?» — «Мне жаль, что тебе неприятно это слышать, но, повторюсь, к сожалению, это невозможно».

Источник: www.jv.ru

Решение не идти на контакт с членом семьи – глубоко личное. Для некоторых из нас исцеление материнской раны возможно только в контакте с матерью. В этом сценарии исцеление создает новое, более глубокое соединение между матерью и дочерью, – и это бесконечно прекрасно. Я видела, как это происходит, и это поистине вдохновляет.

Уходите от токсичных людей, включая токсичных родственниковChristian Schloe

Но для некоторых из нас невозможно исцелиться, оставаясь в контакте с матерью.

Отстранение от члена семьи всё еще считается табу, особенно если речь идет о матери. Иногда достаточно небольшой дистанции и краткосрочного отстранения. В других случаях отстранение может быть постоянным. Требуется невероятная сила и мужество, чтобы пройти через это.

Что может привести к отстранению?

Есть много причин, по которым люди принимают такое решение. Но корень его – в осознании того, что дисфункциональное поведение вашей матери стоит вам вашего эмоционального и ментального равновесия, и вы уже просто не в состоянии платить эту цену.

Я верю, что такое решение не принимается из легкомыслия или бравады. Чаще всего к этому приходят после долгих лет попыток самыми разными способами сохранить эту связь и перевести ее на более высокий уровень. В определенный моментцена становится слишком высока, и вам нужно принять решение.

Это может быть самое сложное решение в вашей жизни. И в то же время самое освобождающее.

Семья – это сложная система. Когда кто-то перестает играть в ней свою обычную роль, система переживает своего рода разгерметизацию или хаос. Конфликт может привести к трансформации всей системы и переходу на более высокий уровень, если члены семьи открыты и готовы к росту и обучению. Но, к сожалению, иногда готовность расти и попытка привнести изменения наталкиваются на сопротивление семьи.  В таком случае у человека, желающего расти,есть выбор: оставаться в токсичной и дисфункциональной среде или же уйти из нездоровой системы. Выбор прервать контакт чаще всего делается, когда очевидно, что исцеление в семейной системе невозможно.

Дочь часто играет роль посредника, козла отпущения, хранителя секретов или опекуна эмоций. Если дочь находится на пути к взрослению и хочет выйти за рамки типичной семейной роли (возможно, становясь сильнее, формируя границы, отказываясь терпеть плохое обращение и т.д.), её решение неизбежно приводит к переменам. Степень хаоса в результате этого указывает, насколько в целом дисфункциональна эта семейная система.

Если члены семьи относительно здоровы, стабильны и открыты, семья может прийти к равновесию без особого хаоса. Однако, если члены семьи сами глубоко травмированы и изранены, развитие дочери может восприниматься как серьезная угроза для семейной системы. В таком случае хаос может глубоко дестабилизировать ситуацию, и с ним очень сложно справиться. Здесь очень важна поддержка.

Бессознательная попытка удерживать равновесие и сопротивляться изменениям может привести к нападкам на дочь. Распространённая и опасная реакция состоит в «патологизации» дочери. Тогда причина конфликта видится в какой-то патологии дочери.

Формируется следующее послание: “Твоя неспособность продолжать игру в семейной системе в отведенной тебе роли указывает на то, что с тобой что-то не в порядке.” Это основанное на унижении послание – по сути, отказ матери или другого члена семьи от честного осмысления своего собственного поведения и взятия ответственности. Уровень ментальной стабильности дочери, ее сексуальная активность, ее прошлые ошибки, всё в ней может быть открыто поставлено под вопрос, кроме роли матери в конфликте.

Уходите от токсичных людей, включая токсичных родственников

Удивительно, как яро люди сопротивляются тому, чтобы посмотреть вглубь себя, и на что они готовы пойти, чтобы оставаться в отрицании, включая даже отвержение своего собственного ребенка. Это на самом деле бессознательная попытка сопротивления переменам путем проецирования всего конфликта или «плохости» на того, кто инициирует трансформацию семейной системы. 

В конечном итоге, здесь нет ничего личного. Просто так происходит, когда люди, которые закрывают глаза на своё внутреннее состояние, сталкиваются со своей вытесненной болью благодаря катализирующему событию. Например, таким катализатором может стать женщина, которая перерастает преобладающую в семье динамику, поколениями державшую эту семейную систему в равновесии.

Мы не можем спасти своих матерей. Мы не можем спасти свои семьи. Мы можем спасти только себя.

Вам не нужно понимание вашей матери (или другого члена семьи), чтобы полностью исцелиться.

Осознание, что мать (или семья) просто-напросто не способны или не желают понимать вас, может разбить сердце. Неважно, как вы объясняете или сколько раз пытаетесь донести свои побуждения, – это все идет в никуда. Вы как будто разговариваете на разных языках. Они могут бессознательно блокировать понимание вас, потому что это ставит под большую угрозу их укоренившиеся убеждения и ценности.

Понимание может стать причиной сейсмического сдвига в самом фундаменте, на котором строятся их мировоззрение и идентичность. Это больно осознавать, но это помогает создать особую силу духа. Становится ясно, что вам нужно удовлетвориться собственным пониманием себя. Основным становится ваше собственное мнение о себе. Вы осознаете, что с вами может быть всё в порядке, даже если другие вас не понимают.

После того, как вы уходите из контакта, ваша жизнь может начать улучшаться во всех направлениях. Я наблюдала, как уходят хронические заболевания, невротические страхи и паттерны длиной в целую жизнь. На самом деле, иногда бывает даже сложно принять, насколько приятнее стала ваша жизнь. Каждый новый уровень успешности, близости, радости и свободы напоминает вам, что ваша семья не может разделить это с вами. Именно в такие периоды мы можем испытывать взволнованность и горе. Ничего не нужно делать, кроме как чувствовать горе, которое накатывает, и позволять себе двигаться дальше.

Чувство печали не означает, что вы сделали неправильный выбор. На самом деле, это признак здоровья и исцеления.

Укореняйтесь в мировоззрении, которое дало вам силы уйти из токсического взаимодействия. Иначе вас могут втянуть обратно через чувство вины или стыда. Очень важно получить поддержку и дать себе время и пространство, чтобы проработать все эмоции, которые связаны с этим выбором. Укореняйтесь в том, почему вы сделали такой выбор, и используйте возможность начать совершенно новый этап своей жизни.

Отстранение – это стартовая площадка для обретения силы.

Возможно, вы обнаружите нечто глубоко важное: вы осознаете, что можете выжить, даже когда ваша мать отвергает вас. Мало кто приходит к этому осознанию. Это может вывести вас на новый уровень внутренней свободы и решимости, инициировать квантовый скачок в вашей жизни. Это может подстегнуть приверженность истине и привнести целостность, которая повлияет на все сферы вашей жизни. Это разожжет в вас огонь истины, который был там всегда, но только теперь может пылать в полную силу. Вы почувствуете свой внутренний источник.

Печаль, печаль и еще больше печали приведет вас к… СВОБОДЕ.

Печаль может возникать при каждом переходе на новый, более высокий уровень, на который никогда не вступала ваша мать (семья). Это может быть печаль, разъедающая кости, почти племенная и родовая печаль ухода вперед без них. Но со временем становится проще. Я считаю, что, чем более любяще мы позволяем себе горевать, тем больше в нашей жизни чудес, красоты и радости.

Есть нечто глубоко сакральное в горе, что приходит с этим выбором. Оно может открыть нам возможность глубоко соединиться со своей истинностью и воплотить её на глубочайшем уровне. Нужно обрести новый смысл этой потери и использовать его, чтобы усовершенствовать свою жизнь. Это ключ к долговременному исцелению.

Ваша целостность становится твердой опорой на всю оставшуюся жизнь.

Вам не нужно становиться бедным, чтобы помочь бедным людям, или заболеть, чтобы больные исцелялись. Вы можете влиять только из позиции силы, ясности и центрированности.” Абрахам

Уходите от токсичных людей, включая токсичных родственников

Christian Schloe

Совершенно нормально уходить от токсичных людей, включая токсичных родственников.

Исцеление родовых травм может быть одиноким путем. Но в новом созданном вами пространстве появятся и душевные связи. Необходимость в привязанности – это самая сильная потребность нашей человеческой природы. Оказаться лицом к лицу с отвержением означает столкнуться со своей глубинной болью, человечностью, и заявить о ценности своей жизни. Наш самый сильный страх – остаться в одиночестве. Но одиночество, которого мы страшимся, уже присутствует в ранах нашего рода. Я здесь, чтобы сказать вам, что вы не одиноки, что со временем найдутся душевно близкие вам люди, способные увидеть и оценить вас настоящих. 

Отстраненные дочери – духовные воины.

В мире, в котором от женщин ожидают молчаливости, заботы о потребностях других, в котором не признается темная сторона материнства, опыт отчужденности может стать инициацией перехода на новый уровень осознанности, который мало кому доступен. Пространство очищается для того, чтобы вы могли засиять во всей полноте. Что вы будете делать со светом, сияющим в вас?

Отверженные дочери находят друг друга, создавая новую линию матерей; сочетание аутентичности, подлинности и истинности в каждой поддерживает повышающуюся осознанность во всех. Я наблюдала такое товарищество между женщинами, которые прошли по этому пути. Таких большей, чем многие могут себе представить. Вы не одни!

Вам нужно делать то, что правильно для вас. Доверьтесь себе!

Отстранение не обязательно означает, что вы не любите свою семью. Это не означает, что вы не благодарны за всё прекрасное, что они вам дали. Это просто означает, что вам необходимо пространство, чтоб жить свою собственную жизнь так, как вы хотите. Женщины, которые не видят другого выхода, кроме как отказаться от контакта со своими дисфункциональными матерями, создают разрыв, потому что это единственный способ сильного послания: “Мама, твоя жизнь – это твоя ответственность, а моя жизнь – моя. Я отказываюсь быть жертвой на алтаре твоей боли. Я отказываюсь погибать на твоей войне. Даже если ты не способна понять меня, я должна идти своим путем. Я должна выбрать жизнь.”

Исцеление травмы матери – это процесс инициации в вашу полноправную женственность.

Патриархальная культура способствует дисфункциональным взаимосвязям между матерями и дочерьми. В нашей культуре не существует ритуала для естественного взрослого отделения от матери и инициации в свою собственную жизнь. (Для мужчин такого ритуала тоже нет.) 

Исцеление материнской травмы – это процесс необходимой инициации, будь вы в контакте с матерью или нет. Я мечтаю о том, что когда-то материнская травма станет редкостью, большинство женщин очистятся от патриархальных посланий вроде «неполноценности», и как матери, так и дочери почувствуют возможность раскрыться и обрести всю полноту своей силы и потенциала, соединяясь в сердце, но оставаясь свободными и отдельными индивидуальностями. Индивидуальность дочери больше не будет казаться матери угрозой, потому что у нее будет достаточно любви и уважения к себе и к дочери.

Исцеляя материнскую травму, мы создаем новый мир для себя, для женщин будущего и для всей земли.опубликовано econet.ru 

© BethanyWebster (Беттани Уэбстер), перевод Анни Петросян

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: econet.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.