Сексуальное воспитание в японии


3 марта в Японии отмечается Праздник девочек — «Хина мацури».

В Японии, как и во многих странах, половые различия находят отражение в речи, фасоне одежды, выборе рабочих мест, стиле поведения и т.п. Выражение «рёсайкэмбо», которое означает «хорошая жена и разумная мать», часто применялось в отношении женщин в прошлом. Оно не так распространено сегодня, но укоренилось в подсознании японцев. В период Эдо (1600 – 1868) воспитание женщин преследовало цель подготовить из них «хороших жен», способных заниматься домашним хозяйством и рожать много детей. Теории рёсайкэмбо тогда еще не было, так как женщины не отвечали за обязательное образование их детей.

Требования общества к женщинам изменились в эру Мэйдзи (1868 – 1912) с введением системы всеобщего обязательного образования. Выражение «рёсайкэмбо» вошло в обиход как раз в это время, когда женщины в дополнение к своим супружеским и домашним обязанностям стали отвечать за образование своих детей.


ть хорошей женой во времена Мэйдзи означало стать опорой для мужа, тогда как в период Эдо женщины должны были просто подчиняться супругу. Система образования в эру Мэйдзи делала упор на обучение девочек наравне с мальчиками, так как считалось, что им предстоит стать матерями и оказывать решающее влияние на учебу детей. Кроме того, они могли стать хорошими преподавателями. В результате женщины играли заметную роль в среде хорошо образованных и воспитанных японцев, и сегодня широко распространено мнение, что женское образование стало одним из важнейших факторов быстрой индустриализации Японии.

В период Тайсё (1912 – 1926) поощрялось стремление женщин заниматься бизнесом, так как это считалось полезным для их социализации; деловая женщина к тому же начинала лучше понимать своего мужа. Однако идеи рёсайкэмбо сохранялись, и женщинам не позволялось ни в чем превосходить мужчин.

В настоящее время, несмотря на то, что более половины замужних женщин работают, стереотип рёсайкэмбо продолжает оказывать сильное влияние. Ожидая от женщин соответствия эталону «хороших жен и разумных матерей», японское общество не отказывается от давней традиции разделения ролей для лиц мужского и женского пола, а именно: работающий мужчина и женщина, занимающаяся домашним хозяйством.

Согласно японским традициям, воспитывать мальчиков и девочек надо по-разному.


всех семьях, где есть девочки, можно наблюдать так называемый социальный стереотип «изнеженности». Он проявляется в разной форме. Во-первых, почти у всех маленьких девочек есть нарядно одетые куклы, называемые рика-тян нингё. Эти куклы обладают идеальной фигурой, отражающей представление японцев о женственности. Поэтому девочки стремятся походить на этих кукол и отождествляют себя с ними. В дополнение к этим наряженным куклам имеется множество игрушек, символизирующих традиционное предназначение женщин: миниатюрные модели швейных машин, кухонная утварь и предметы ухода за домом. Кроме того, многие японские мамы любят надевать на своих дочерей розовые или красные юбки и кружевные кофточки. Они хотят, чтобы их дочери были «изящными», и девочки тоже стараются быть женственными, как того ждет от них общество.

Даже на таких церемониях, как День совершеннолетия или свадьба, матери нередко сами занимаются нарядами дочерей, хотя эти молодые женщины уже далеко не дети. Фурисодэ (кимоно с длинными рукавами), которое японка надевает в День совершеннолетия, – наряд традиционный и дорогой, но родители все же тратятся на него, потому что такое кимоно подчеркивает красоту девушки и свидетельствует о состоятельности ее семьи. Дочери надевают эти одежды, потому что так принято в обществе и этого хотят их родители, даже если это кимоно они будут носить всего один день.

Кроме внимания к своей одежде, матери требуют от дочерей участия в работе по дому, но редко заставляют заниматься этим своих сыновей. Они надеются, что дочки станут «хорошими женами», которые будут прислуживать своим мужьям.


Ученицы начальной школы читают больше книг, чем их сверстники-мальчики. Девочки читают волшебные сказки, биографии известных женщин или рассказы для молодых девушек и стараются подражать героиням прочитанного. Популярны среди юных японок и различные клубы, кружки шитья, многие из них после занятий в школе учатся играть на пианино или искусству каллиграфии. Но есть некоторые виды внеклассных занятий, которые девочкам не рекомендуются. К ним относятся футбольные, баскетбольные и другие подобные секции. Школьницы, правда, могут быть «менеджерами» этих занятий или в группах поддержки подбадривать мальчиков, занимающихся в этих секциях.

Удивительно мощное воздействие на юных японцев оказывает телевидение: в популярных мультипликационных сериалах симпатичные юные герои бьются со всякой нечистью, защищая женщин и детей от опасности. Девушки в этих сериалах помогают героям, все они с длинными волосами, большими глазами, идеально сложены и обаятельны. Они или подруги главного героя, или ухаживают за слабыми и больными. В этих телесериалах пропагандируется откровенно мужской взгляд на предназначение женщин: им надлежит быть покорными, добрыми и привлекательными.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Источник: ria.ru


При слове «гейша» воображение рисует европейцу редкую красотку, изощренную мастерицу в любовных делах, способную доставить мужчине невероятное наслаждение. Они, мол, нарасхват, их мало, и потому трудно найти. Но если повезет раздобыть секретный адресок, то путешествие в Японию станет чем-то совершенно особенным. И вообще такого секса, как в Японии, больше нет нигде в мире. «Лента.ру» разбиралась с подробностями.

Представление о том, что гейша это обыкновенная проститутка, только японская, появилось сразу после Второй мировой войны, когда страну наводнили оккупационные войска. Бравые американские солдаты, отправляясь в увольнение, постоянно охотились за выпивкой и сексуальными утехами. Не слишком образованные, не знавшие языка и не привыкшие погружаться в чужую культуру, зато молодые и переполненные тестостероном, они быстро превратили слово «гейша» в синоним девушки по вызову. Местные сутенеры им, понятное дело, не возражали.

На самом деле все не совсем так. Или, точнее, совсем не так. Первые упоминания о гейшах относятся к XIV-XV векам. По-японски «гей» означает «искусство», а «ся» — «человек». Таким образом, гейша буквально означает «человек искусства». Так называли людей, которые развлекали гостей на банкетах. Изначально это были мужчины из незнатных самурайских семей.

После того как в самом начале XVII столетия сегун Токугава Иэясу объединил страну и перенес столицу из Киото в Эдо (нынешний Токио), он начал строить дороги — широкие и удобные для передвижения тракты.


рвая и самая важная связала два главных города, отстоящих друг от друга на 500 с лишним километров. На ней через каждые тридцать километров были оборудованы станции, где можно было отдохнуть и переночевать. Очень быстро там возникли чайные дома. Чтобы повысить популярность своих заведений, владельцы стали нанимать на работу красивых и умных девушек. Крестьянки для этого не годились, но на рынке на тот момент оказалось много представительниц самурайских семей. До того как Токугава усмирил мятежные кланы, в междоусобицах погибло огромное количество самураев. Их жен, сестер и дочерей никто не собирался содержать. Чтобы выжить, женщины охотно устраивались в заведения на трактах.


Благородные девушки, обученные хорошим манерам, способные поддержать разговор, умеющие танцевать и играть на музыкальных инструментах, быстро завоевали популярность. Теперь именно их стали называть гейшами. Иные дамы могли реально прославить свое заведение. В японских путеводителях XVII-XIX веков даже указывалось, в какие чайные дома непременно стоит заглянуть ради приятного досуга. При этом речь не шла о сексе. Гейши продавали свое искусство. За проститутками, коих тоже было немало, закрепился другой термин. Их звали девушками, которые накладывают рис.

Лучшие гейши, по общему мнению, работали на самой последней станции в Киото. Именно там вырос знаменитый чайный квартал Гион, где до сих пор существует закрытое сословие гейш.

При Токугаве и его потомках в стране на 250 лет воцарился мир. Воинское сословие перестало сокращаться, и как следствие прекратился приток самураек в чайные дома. Чтобы сохраниться, корпорация гейш, спрос на которых был по-прежнему огромным, выработала жесткие правила внутреннего воспроизводства.

Опытная старая гейша становилась мамой-сан, а в подчинении у нее находилось несколько старших и младших «сестер», которых та учила профессии. Красивых и перспективных девочек в возрасте от 5 до 9 лет теперь выкупали у крестьян и рыбаков. Для всех участников процесса это оказалось идеальным решением. В крестьянских семьях было не принято предохраняться, детей рождалось много, но еды хватало не всем. Поэтому вплоть до эпохи Мейдзи в Японии существовал обычай «прореживания», когда от лишних ртов, особенно от девочек, целенаправленно избавлялись.


Для простолюдинки стать гейшей означало вытащить счастливый билет. Но жизнь в чайных домах была довольно суровой — строжайшая дисциплина, изнурительные тренировки, отсутствие личной свободы. Все «сестры» находились на полном обеспечении мамы-сан. Она их кормила, одевала (кстати, кимоно стоило баснословных денег) и учила всему. Если девочка не оправдывала ожиданий, ее прогоняли, и дальнейшая участь ее была незавидной. Если она не умирала от голода под забором, то неизбежно становилась проституткой. Вернуться в свою семью она уже не могла.


На протяжении нескольких десятилетий каждая «сестра» должна была отработать все, что потратила на нее мама-сан. Но спрос на услуги гейш был огромен, и платили за это хорошо. Пригласить их на ужин могли себе позволить лишь богатые и знатные феодалы, которые за приятным времяпрепровождением решали свои деловые и политические вопросы. Именно тогда сформировалось очень важное для корпоративной культуры гейш правило — ни при каких условиях не рассказывать, что происходило на банкете. Принцип этот свято соблюдается и поныне. Ну, почти…

Когда младшей «сестре» исполнялось 13 лет, мама-сан могла продать ее девственность богатому меценату. Опять же речь не шла о разовом сексе. Патрон платил внушительную сумму владелице чайного дома, чтобы покрыть ее расходы, и впоследствии брал гейшу на полное обеспечение. То же касалось и взрослых «сестер». Выкупленная гейша обретала статус любовницы, получала хороший дом и солидное содержание, была вхожа в круги политической и военной элиты.

Сегодня гейшами становятся девушки в возрасте 15-16 лет. Они приходят в чайный дом, предварительно получив согласие от родителей. Правила жизни в корпорации уже не столь строги, но и легкими их тоже не назовешь. Девушки соблюдают жесткий режим, ежедневно репетируют, учатся манерам, осваивают музыкальные инструменты, изучают традиционные танцы, исполнение которых требует невероятной выносливости. Им запрещено пользоваться компьютерами, а до 25 лет нельзя иметь даже мобильного телефона. Раз в неделю девушки делают замысловатые прически. Чтобы не нарушить укладку, они спят полулежа, положив голову на специальную деревянную подставку. То еще удовольствие. Но игра определенно стоит свеч.


В чайный дом со стороны не попасть, сколько бы денег вы ни предлагали. Вход возможен только по рекомендации кого-то, кто уже там принят. Японцы выше всего ценят пожилых гейш, иностранцы — тех, что помоложе, пусть и не достигших вершин мастерства.

Поскольку чайный дом практически недоступен для туристов, гейш по предварительной договоренности зовут в ресторан.


ычно приглашают сразу трех мастериц — очень опытную старшую «сестру», ее младшую подопечную и девушку-музыканта. Специальный обед обойдется примерно в 150 долларов на человека, причем за алкоголь платишь отдельно. Иностранцу неизбежно понадобится переводчик, ибо «сестры» почти не говорят по-английски, зато могут изъясняться на киотском диалекте. Смело прибавляйте еще полторы сотни за перевод и еще столько же за еду, ибо иначе переводчик не работает. Наконец, за двухчасовое общение с гейшей, независимо от ее возраста и опыта, придется выложить еще 600 долларов. Итого на круг набегает весьма внушительная сумма. При этом никакого секса, только приятная беседа, музыка и танцы. За один вечер каждая гейша посещает несколько банкетов. Это реально тяжелая работа, зато в месяц она зарабатывает от 5 до 10 тысяч долларов.

Сегодня гейши есть в Киото, Токио, Канадзаве и некоторых других городах. Самая большая корпорация, насчитывающая около 200 мастериц и еще порядка 80 учениц, расположена в Киото. В Токио их около 250-ти, а в Канадзаве всего 40 с небольшим. В остальных местах и того меньше — от 4 до 12 человек. А ведь каких-то сто лет назад по всей стране их насчитывалось больше 80 тысяч. Кстати, в Токио нет чайных домов, все девушки живут в своих квартирах и просто приходят на ужин. При условии, что с ними повезет связаться, удастся договориться (для этого еще нужно найти правильного посредника!), а в их плотном графике найдется свободное окошко.

На заметку: В разных частях Японии при термальных источниках, популярных у туристов, имеются так называемые ассоциации гейш. Но это не должно вводить в заблуждение. По сути, речь идет о самых обычных хостес в кимоно, которые за дополнительную плату не прочь оказать интимные услуги.

Годам к сорока «сестра» обычно отбивает вложенные в нее деньги и в принципе может покинуть чайный дом, чтобы открыть свое дело. Иные мастерицы умудряются делать блестящую карьеру и зарабатывать до 100 тысяч долларов в месяц. Но, разумеется, не все. Сохраняется и практика выкупа гейши у мамы-сан. Поэтому, как и в стародавние времена, иные влиятельные персоны могут позволить себе иметь таких исключительных любовниц. Наконец, гейше не возбраняется выйти замуж, но тогда она теряет право на профессию. Поэтому современные гейши предпочитают не сковывать себя узами брака.

Сохраняется и золотое правило молчания. В новейшей истории оно было нарушено лишь однажды, но серьезно испортило репутацию всей индустрии. Провинившейся оказалась… гейша-американка, обмолвившаяся в интервью о том, как она отработала банкет одной очень известной японской корпорации. В последние десятилетия прошлого века на работу в чайные дома стали принимать иностранок. Но после разразившегося скандала с этой практикой незамедлительно покончили.

Гейши — существенный элемент современной японской культуры, которая, несмотря на полуторавековую вестернизацию, все еще привержена традиции. Но глядя на все это со стороны, трудно отделаться от ощущения, что имеешь дело с сублимацией. В традиционном обществе, имеющем вдобавок островную специфику, сексуальная жизнь исторически подвергалась жесткой регламентации. Но поразительным образом сексуальные барьеры существуют и в современной Японии, хотя природа их иная.

За последние десятилетия многие японки выбирают не семью, как раньше, но карьеру. Они добились финансовой самостоятельности, начали путешествовать, поздно выходят замуж, поздно рожают детей, если вообще рожают.

Японские мужчины, которые всегда доминировали в обществе, оказавшись в непривычном для себя положении, растерялись. Гендерный маятник качнулся в другую сторону. Теперь женщины решают, с кем встречаться, как часто это делать, да и делать ли вообще. После первого свидания они запросто могут дать ухажеру от ворот поворот. А для мужчины это становится тяжелейшей психологической травмой. Он остро ощущает, что больше не лидер и вдобавок «теряет лицо».

Внутренне опасаясь этого, многие избегают знакомств, предпочитая проводить время за работой в офисе или коротать его с однополыми друзьями, а то и вовсе в одиночестве. По статистике до 20 процентов мужчин в возрасте до 24 лет остаются девственниками. Многие разучились знакомиться. При том, что ценность семьи в Японии не только не оспаривается, но сохраняет высокую значимость.

Кто-то ищет выход из положения в посещении так называемых вечеринок знакомств, куда люди приходят с конкретным желанием найти партнера. Если не для брака, то хотя бы для продолжительных отношений. Спрос на такие услуги столь велик, что просто так попасть туда невозможно. Сначала надо вступить в клуб, сдав кучу анкет и уплатив внушительный сбор в размере от 700 до 2200 долларов. К этому добавляется ежемесячная плата от 100 до 300 долларов. За посещение каждой вечеринки участники платят отдельно. При том, что результат не гарантирован. Ну а если все закончится благополучно и члены клуба найдут свою половинку, клуб получает еще около 2000 долларов комиссионных. Казалось бы, гораздо легче, быстрее и дешевле отправиться в какой-нибудь бар, где всегда полно свободных девушек. Ан нет.

А что же секс? Да-да, тот самый — впечатляющий и без обязательств? За этим отправляются в другое место, но опять же лишь те счастливчики, у которых есть деньги. Проституция в Японии официально запрещена с 1947 года, но местные жрицы любви и их покровители нашли возможность заниматься своим ремеслом, не нарушая закон. Дело в том, что проституцией в Стране восходящего солнца считается оплачиваемый секс с проникновением. На все остальное власти закрывают глаза.

Это породило огромное количество массажных («розовых») салонов, фасады которых украшены весьма недвусмысленными картинками. Да и девушки у входа доходчиво объяснят, что к чему. Существует еще и так называемая «доставка здоровья на дом» — все то же самое, только приходят к вам.

Массаж делают всеми возможными способами и частями тела, зачастую в мыльной ванне, доводя клиента до оргазма столько раз, насколько у того хватит сил в пределах пары часов. Цена вопроса от 60 до 150 долларов за сеанс. Таких заведений полным-полно в каждом крупном городе. В Токио они сконцентрированы в квартале Кабукичо в восточном Синдзюку, аккурат по соседству с огромным железнодорожным хабом, через который ежедневно проходит 4 миллиона человек. Однако следует помнить, что многие местные заведения держат якудза. Поэтому беспечному иностранцу там небезопасно. За незаказанное пиво запросто могут выкатить счет в 500 баксов, а за отказ в оплате — изрядно потрепать.

Но пределом желаний одиноких японских мужчин являются так называемые «мыльные земли», где сеанс обойдется уже в 300 баксов, а для иностранцев раза в три дороже. Эти заведения чем-то напоминают турецкие бани, только с девушками. Апофеозом визита является «борьба» на надувном матрасе, щедро намазанном маслом. На нем практически невозможно удержаться, поэтому приходится предпринимать сверхусилия. В приватных беседах с корреспондентом «Ленты.ру» очевидцы не раз признавались, что в ходе такой «схватки» испытывали самое сильное сексуальное потрясение в жизни. «Мыльные земли» — самые настоящие публичные дома. Но они платят налоги, и, конечно, в них есть ванны, поэтому их не проверяют…

Источник: lenta.ru

С самого раннего детства воспитание девочек строится на запретах, бесконечном унижении, принуждении и подавлении личности. Их убеждают в том, что в жизни нет ничего хорошего, что они не заслуживают любви, что жизнь ничего не дает, а только отнимает. И долг заключается в том, что нужно жертвовать собой ради других, даже если это не приносит тебе счастья. Просто твоим близким не придется за тебя краснеть, и это главное.

Вот что пишет по поводу воспитания японских девочек известная бельгийская писательница Амели Нотомб в своей книге «Страх и трепет». Я цитирую ее только потому, что точнее и правильнее другими словами не передать суть этого воспитания:
«С самого раннего детства в японке убивают все, что в ней есть самого лучшего. С утра до вечера ей вдалбливают наиглавнейшие жизненные истины: „Если к двадцати пяти годам ты не выйдешь замуж, то покроешь себя позором“, „если ты смеешься, тебе не стать изысканной женщиной“, „если твое лицо выражает какие-либо чувства, значит, ты вульгарна“, „если признаешься, что у тебя растет хотя бы один волосок на теле, ты непристойна“, „если молодой человек поцелует тебя в щеку на людях, значит, ты шлюха“, „если ты ешь с удовольствием, то ты свинья“, „если спишь с удовольствием, то ты корова“… И даже если ты удаляешься в туалет, чтобы облегчить свой мочевой пузырь, ты должна следить, чтобы никто не услышал журчание твоего ручейка, и ради этого вынуждена без конца спускать воду…».

У японских женщин есть только обязанности. И главная из них — быть безупречной во всем. Следует лишь едва прикасаться к еде, даже если ты голодна. А главный долг — выйти замуж до 25 лет, рожать детей и молчать. А плотских наслаждений они избегают, чтобы… не потеть. Нет ничего более постыдного, чем пот, который у них является признаком вульгарности.

И каждый раз, когда маленькой японской девочке хоть что-то не нравится, она слышит замечательную фразу: «Если тебе не нравится так жить, у тебя есть выход. У тебя есть право покончить собой». И как бы не зловеще звучали эти слова, в Японии самоубийство считается очень почетным актом. И если ты убьешь себя, близкие будут только гордиться тобой и выделят тебе в семейном склепе самое почетное место.

Но не все так плохо. Однажды в жизни японок наступает и светлый период. В возрасте от 18 до 25 лет наступают самые свободные годы жизни. В это время они пытаются построить карьеру, накопить денег, но нет в Японии успешных, знаменитых на весь мир женщин — не положено. И если в 25 ты еще не замужем, то для того, чтобы пережить этот стыд с достоинством, тебе следует сменить свои наряды на костюм, белые колготки и туфли-лодочки без каблука, и сделать «достойную» прическу, отрезав свои роскошные волосы…

Вам кажется такая жизнь ужасной? Нет, японки не жертвы, у них просто так принято, они не знают другой жизни. Но встречаются и такие, которые бунтуют. И правильно делают, я считаю.

Примером такого «бунта» служит единственная дочь японского императора принцесса Саяко, которая в ноябре 2005 года в возрасте 36 лет связала свою судьбу с сорокалетним муниципальным служащим. После свадьбы принцесса лишилась своего титула и стала простолюдинкой, переехав из дворца в обычный дом, хотя в качестве приданного все-таки получила чуть больше миллиона долларов США. Честно скажу, вся Япония плакала.

А как страдала принцесса Масако, которая долгое время не могла родить ребенка своему любимому и, что немаловажно, любящему мужу… И когда она родила девочку, опять вся Япония плакала, в связи с тем, что по действующему закону только наследник по мужской линии может занимать трон. И только супруга второго сына императора смогла выполнить свой долг перед родиной в свои неполные сорок лет, родив мальчика.

А особое уважение у меня вызывает 20-летняя балерина Мори, которая в 2007 году стала обладательницей титула «Мисс Вселенная 2007».

Следует отметить, что традиционная система воспитания со временем приобретает более мягкие очертания, и когда-нибудь потеряет свою актуальность. Во всяком случае, очень хочется в это верить. Общаясь с японками, которые уезжают из своей страны, работают в России, выходят здесь замуж, я преклоняюсь перед их мужеством, зная, через что им пришлось пройти, чтобы преодолеть жестокие устои своей страны. Я даже встречала тех, которые считают себя счастливыми. Пусть все женщины будут счастливы. Ведь любая достойна прожить жизнь с улыбкой в сердце и радостью в душе.

Источник: ShkolaZhizni.ru

Япония — удивительная страна и совершенно нам непонятная. Все эти манга, хентаи, буккаке, возведенные буквально в ранг искусства. Или вот крайне популярное «эндзё косаи» — не вполне, конечно, официальные, но практикующиеся веками встречи взрослых мужчин с юными девочками за деньги, так называемые «оплачиваемые свидания». Девочки получают первые сексуальные уроки (а также деньги, подарки, дизайнерскую одежду), взрослые дядечки удовлетворяют свой инстинкт Гумберта Гумберта.

А что еще есть в Японии, помимо всего вышеописанного и рыбы-фугу?

school_girl_desk02

Йобаи

По логике, молодой человек-йобаист должен был быть знакомым с девушкой и ее семьей. Часто йобаи был некой прелюдией к дальнейшей свадьбе, и родители якобы не замечали тайных посещений и якобы ничего не слышали, но в один прекрасный момент «ловили» йобаиста, публично корили, тот краснел и на все соглашался, а через пару дней пара отправлялась под венец, чтобы предаваться сексу уже на законных основаниях.

Но часто бывало, что во время уборки урожая, когда крестьянин нанимал пришлых гастарбайтеров, он должен был быть готов и к тому, что спящие под одной с ним крышей рабочие вполне могли выбрать его дочь объектом для йобаи. В некоторых случаях группа молодых людей отправлялась за несколько километров в соседнюю деревню, и тогда йобаи становился захватывающим ночным приключением с абсолютной незнакомкой. Можно лишь предположить, что некоторым не особо везло с девушками, и они оказывались в странном положении — когда забрался в дом и обнаружил спящую уродину, пути назад уже не было. Ведь в ином случае юношу могли обвинить в воровстве и, упаси боже, тут же на месте и убить.

По сути, твердого согласия девушки и не требуется, йобаи не считается изнасилованием, главное — соблюсти некоторые правила: в дом нужно входить голым (в Фокуоке нельзя нападать на голого человека, проникшего в дом, потому что он, вероятнее всего, занимается йобаи, а не воровством). Даже будучи абсолютно голым, нужно стараться соблюдать тишину. Требуется практиковать безопасный секс — закрывать лицо тканью или маской, чтобы защитить себя и даму от позора, если она вдруг по какой-то причине начнет вопить: «Спасите! Насилуют!»

Тамакери

Шитаги доробоу

Был зафиксирован случай, когда некий шитаги доробоу обзванивал женщин, представляясь полицейским, расследующим преднамеренное заражение нескольких мужчин триппером, и требуя предоставить ему трусы девушек для проведения экспертизы. Власти решили бороться с этой проблемой самым элегантным образом — теперь кое-где установлены автоматы по продаже нестиранного женского белья, куда добропорядочные девушки добровольно отдают свои трусы за скромное вознаграждение. А ведь люди покупают, да еще как!

Но-пан кисса

Первое но-пан кисса под названием «Джонни» открылось в Киото в 1978 году, а потом такие заведения, как грибы, начали появляться по всей Японии. Более того, на смену кафе пришли вполне себе серьезные рестораны, подававшие в основном сябу-сябу или якинику (мясо, готовящееся прямо на столе самим клиентом). К сожалению, в последнее время полиция все чаще прикрывает подобные заведения за «обнажение в общественных местах», но их хозяева не смущаются, устанавливают зеркальные полы, вмонтированные в них камеры, транслирующие все прямо на мини-экраны на столах, и заставляют девушек надевать трусы. Правда, абсолютно прозрачные.

Ниотаймори

Профессия ниотаймори — крайне нервная и щекотливая во всех смыслах этого слова. Ведь девушкам нужно быть тренированными, чтобы часами лежать без движения, не вздрагивая, разбросав еду в разные стороны, от прикосновений палочками, не всегда нежных, или от случайно попавшей на кожу холодной воды или горячего чая. Не будем говорить о том, что они должны быть тщательно выбриты и до скрипа вымыты (хотя многие рестораторы, заботясь о гигиене, накрывают все-таки тело девушки прозрачной пищевой пленкой). Но по логике она должна быть еще и девственницей, потому что считается, что у них запах тела приятен и не портит пищу. Хотя сейчас этот пунктик почти не соблюдается. С другой стороны, в отношении клиентов тоже введены жесткие правила — с «тарелкой» нельзя разговаривать, досаждать ей или оскорблять ее. Зато можно хватать суши с тела прямо губами.

Ну и завершая разговор о еде, нельзя не упомянуть о вакаме саке. Теплый саке льют на тело девушки и пьют из «чаши», которую образуют ее крепко сжатые бедра. Вакаме — морские водоросли, в данном случае означают лобковые, извините, волоски, плавающие в напитке. Хотя, конечно, вакаме саке практикуется не так широко, как ниотаймори.

Секс с осьминогом

Сама идея секса с головоногими уходит корнями в древнее искусство шунга (эротических картинок). Например, самая растиражированная и популярная — работа Катсушика Хокусаи, датированная 1820 годом, под названием «Сон жены рыбака». Кстати, возрождение искусства секса с морскими обитателями пришлось как раз на наши дни. Японское правительство, у которого воображения меньше, чем у древних порнографов, запретило изображение мужского члена. Надо заметить, что столь необычный вид секса получил такое распространение, что в 2001 году художник Масами Тереока создал картину «Волны и Чума», вдохновленный работами Хокусаи.

Имекура

Чикан

Токудаши

Дач Ваифу

Шибари

Кроме того, всё искусство шибари сосредоточено на том, чтобы у жужун («тот, кто подчиняется связыванию») пробудилось сладострастие и он получил наибольшее удовольствие.

Между тем искусство японского бондажа идет от хожожитсу — средневековой военной техники пленения врагов, когда самураи крепко и надежно связывали пленных, не причиняя им, однако, боли, но исключая возможность побега. Шибари стало намного более суровым во времена сёгуната Токугава, когда связывание начали применять для наказания. Связанную жертву затем либо пороли, либо забивали камнями, либо просто подвешивали, причиняя боль.

Иностранцы часто бывают шокированы тем, с какой готовностью японки соглашаются на то, чтобы их связали. Однако практикующие шибари в один голос заявляют, что подчинение и унижение на самом деле освобождает женщину, по крайней мере позволяет ей выбраться из рамок общепринятых условностей.

Смотрите также: Обычные кадры из жизни в Японии, от которых у европейца полезут глаза на лоб

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Источник: BigPicture.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.