Созависимость семейная болезнь


Одни утверждают, что ребенок алкоголиков обречен повторить родительскую судьбу: пить или жить с пьющим. Мол, трагическая доля записана в генах. Другие убеждены: воспитание и окружение сильнее наследственности. Именно это создает почву для болезни. Дети действительно часто копируют манеру поведения мамы, папы. И в этом смысле вытягивают их же жребий. Зависимость всегда связывает всех домочадцев. Одни несвободны от своей губящей страсти. Другие — заложники охваченных страстью близких. О том, что такое созависимость и как ей противостоять, узнавала корреспондент «Рэспублікі».


Созависимость семейная болезнь
Сердце алкоголика на засовах. Созависимый пытается достучаться.

Слабости по кругу ходят

Жена алкоголика — в семье у Тани эту роль пришлось сыграть ее матери, обеим тетям и бабушке Марии Федоровне. Бабушка, когда была еще молода, прятала по соседям трех своих дочерей от мужа, беснующегося в алкогольной горячке. Девочки выросли, вышли замуж и уже со своими детьми точно так же искали убежища в чужих семьях — мужья их пили и срывали зло на тех, кто подвернулся им под руку. Злая судьба будто перетекала с кровью по материнской линии.

— Думала, что это проклятие, — тихо произносит моя собеседница, как будто находясь под гнетом темной силы. — Одна моя тетя в итоге развелась, у другой муж заболел, а вот мать моя и сама «села» на стакан. Родители ведь постоянно ругались. Папа пил, ревновал маму, бил ее. Неудивительно, что она тоже стала выпивать.

Созависимость часто называют «семейной болезнью»: от зависимости одного члена семьи на самом деле страдает вся семья. Алкоголик зависим от алкоголя, наркоман — от наркотиков, игрок — от казино, а их близкие зависят от самого алкоголика, наркомана или игрока. Психолог общественного объединения «Центр трезвой жизни «Наш ковчег» Владимир Царев объясняет:


— Созависимость — это болезнь, которая формируется при контакте с человеком, зависимым от алкоголя, наркотиков, азартных игр. Достаточно 7—8 месяцев тесного общения. Созависимый — это человек, который позволил, чтобы поведение другого повлияло на него. Симптомы созависимости: контроль, давление, навязчивые состояния и мысли, низкая самооценка, ненависть к себе, чувство вины, подавляемый гнев, неконтролируемая агрессия, навязчивая помощь, сосредоточенность на других, игнорирование своих потребностей, проблемы общения, замкнутость, плаксивость, апатия, депрессия, суицидальные мысли, психосоматические нарушения.

Под дулом

Таня сперва пыталась достучаться до отцовского сердца. Но оно, ожесточившееся, не впускало ее. Металось в гневе и обиде, наглухо закрывшись от детских слез. Созависимость дала свои ядовитые плоды — «оглохло» и материнское сердце. Оно тонуло в своем горе и вине.

— В это время я оставалась одна, — Татьяна сглатывает ком. — Было ощущение, что никому не нужна и лучше умереть.

Решение покончить жизнь самоубийством пришло как само собой разумеющееся. О том, что пластинка таблеток анальгина — это смертельная доза, девочка узнала случайно. Так и закрутилась шальная мысль в мозгу: это лекарство есть в любой аптечке. В родительской тоже, как на грех, лежало.


— Когда глотала последнюю таблетку, очень жить захотелось. Стало очень страшно, — большие глаза моей собеседницы еще больше округляются. — Бросилась к телефону. Набрала подругу. Люся прибежала, начала меня откачивать. Вернулась мама. Думала, наконец-то она обратит на меня внимание, обнимет, и мы уйдем из этого дома навсегда. Но услышала только крик: «Ты не имеешь права так со мной поступать!» Я тогда разозлилась: а разве они имеют право так поступать со мной? Зареклась: как бы плохо ни было, больше травиться не буду. Жизнь мне дороже. Когда мы в очередной раз пересиживали у соседей бурю, которую устроил отец, мать обещала разойтись, но снова и снова возвращалась к нему.

А однажды наступил день, когда Тане впилось в висок дуло пистолета. Она даже не успела сообразить, как оказалась под прицелом у собственного отца. Он откуда-то притащил домой пистолет и направил его на дочь:

— Мы приехали с ним к бабушке. Я заболела ветрянкой. Попросила папу сходить за лекарством. Вместо этого он принес из магазина бутылку. Обвинил меня во всех смертных грехах. Потом ударил. Потом этот ствол приставил со словами: «Я тебя лучше прибью, чем ты меня опозоришь». Удивительно, что не выстрелил, — Таня говорит тихо, почти не дыша. — В тот момент я не думала о своей жизни. Умру, и ладно. Мама была в больнице. И, наверное, злость, которую отец обычно изливал на нее, в тот день обрушил на меня.


Таня потом жаловалась матери на поведение отца, но сочувствия так и не нашла. «Ничего страшного ведь не произошло», — только и сказала та в ответ.

— Я возненавидела ее. Уехала из дома без сожаления, хотя потом маму навещала. Отец, кстати, так прощения и не попросил.

Принц и нищий

Психологи говорят, болезнь может быть симптомом нарушенного функционирования всей семейной системы. Поскольку зависимый является ее частью. И тогда зависимость — вызов нездоровой атмосфере. Мать, дочь или жена алкоголика старается, как она думает, помочь больному. Контролирует каждый его шаг, ограждает от контакта с друзьями, знакомыми, готовит ему, убирает за ним, забывает о других членах семьи и о себе, но проблемы в результате возникают у нее. Перестает следить за своей внешностью, потом накрывают трудности на работе.

Таня познакомилась с Лешей из Витебска. Он стал для нее жилеткой, в которую можно было выплакать весь домашний ад. Татьяна решила поступить в витебский технологический колледж. «Поступила, но уверенности у меня не было. Переживала за маму, оставляя ее наедине с отцом».

«Как в сказке» — так говорили друзья о любви Тани и Леши. Полгода переписывались, встретились и утонули друг в друге. Но как начали жить вместе, Леша стал часто выпивать с друзьями. Таня думала: кто не пьет по молодости. У самой организм не принимал. Сейчас она считает, что непереносимость алкоголя — это, скорее, дар Божий. А муж пил чаще и больше.


— Помню, лежу с высокой температурой. У меня хронический пиелонефрит — и это опасно. Звоню мужу, чтобы принес таблетки. А он пьяный. Шел с лекарством три часа.

Муж внушал Татьяне, мол, без него она потеряется. Но не бил, это удерживало. А однажды замахнулся. И Таня его выгнала.

— Было тяжело. В какой-то момент поняла: хочу другой жизни. Настоящую семью, быт устроить. Обратилась к психологу в объединение для зависимых и созависимых. На занятиях в психотерапевтической группе много плакала. Выходила боль. Нашла в итоге понимание и принятие. А ведь я была на волоске. Стала узнавать себя. Решила, что хочу выздоравливать, чтобы стать счастливой. Уже полгода посещаю психолога. Учусь заботиться о себе, брать на себя ответственность за свою жизнь, а не за чужую. Верю, что передо мной открыты все возможности. Обязательно найду дело своей жизни, — голос Тани набирает силу. — Хочу научиться любить себя. Изменить больные модели поведения на здоровые.

Сегодня в стране под диспансерным наблюдением врачей-психиатров и наркологов состоит более 162 тысяч пациентов. На каждого зависимого человека, как правило, приходится двое, трое или даже больше людей из его непосредственного окружения, которые являются жертвами заболевания. Они тоже нуждаются в долгосрочной терапии.

Татьяна называет себя «сказочницей». Есть в ее образе что-то от заколдованной принцессы. В детстве часто сбегала от жестокой реальности в мифы. Когда встретила Лешу, подумала: сказка сбылась. Оказалось, копия родительской истории. Тогда Таня видела только один образец семьи. С нее и писала свой сюжет. Теперь знает: можно жить иначе. Она еще напишет свою счастливую историю.


КОМПЕТЕНТНО

Владимир Царев, психолог ОО «Центр трезвой жизни «Наш ковчег»:

— В широком смысле созависимость — это еще и зависимость от эмоций, которые дает патологический контроль за другим человеком. Так я повышаю свою значимость, самооценку. Ведь, когда зависимый от алкоголя, например, бросает пить, созависимый теряет смысл жизни, который был в спасении и контроле больного. Поэтому созависимые люди, говоря откровенно, часто провоцируют алкоголиков к употреблению. Цель психологического лечения — осознать проблему и научиться выстраивать новые модели взаимоотношений. Нужен в среднем год работы, чтобы начались необратимые личностные изменения. Мы занимаемся по известной во всем мире 12-шаговой программе, создаем здоровую среду. Участники группы общаются вне занятий. Организуем порой походы, шашлыки, праздники.

[email protected]

Источник: www.sb.by

Г.А. Ананьева.

Семья: химическая зависимость и созависимость. Работа с созависимостью.

Оглавление

1. Вместо предисловия. 1


2. Химическая зависимость — это болезнь. 2

3.Семейная болезнь созависимость. 5

Семейные роли детей алкоголиков. 6

Определение созависимости. 7

Взрослые дети алкоголиков. 8

4. Путешествие в выздоровление. 10

Личное выздоровление. 10

Восстановление семейных отношений. 12

5. Что представляет собой помощь созависимым?. 14

Приложение 1. 14

Приложение 2. 15

Литература. 15

Вместо предисловия.

Группа специалистов Центра профилактики алкогольной и наркотической зависимостей "Выбор" начала работать в области оказания помощи созависимым с 1994 года. Обращения в Анонимную телефонную службу для тех, кто имеет проблемы с алкоголем и наркотиками, и для членов их семей послужили стимулом развивать такие виды помощи как очное консультирование, лекции для созависимых, содействие становлению Ал-Анон в Казани.

Наши клиенты остро ощущают нехватку литературы по созависимости, доступной всем, кто в такой информации нуждается. Подготовка данного материала являлась первым шагом в реализации проекта по созданию Бюллетеня-дайджеста для членов семей наркоманов и алкоголиков, который объявлен Казанским общественным фондом "Выбор". При подготовке данного материала были использованы работы ведущих специалистов России и зарубежных стран в этой области.

Другой причиной явилась подготовка работы секции регионального семинара "Семья и профилактика наркоманий", проведение которого стало возможным благодаря поддержке Государственного комитета Российской Федерации по молодежной политике (в настоящее время Департамент по молодежной политике Министерства образования РФ).


Сегодня более доступна литература, касающаяся алкогольной зависимости. Хотелось бы подчеркнуть, что сходства между алкогольной и другими видами наркотических зависимостей больше, чем различий. Различия касаются в первую очередь физических последствий, диагностических тестов и медицинской помощи при воздержании. Общепринятые же методы лечения, а также его духовные принципы одинаковы для всех наркотических зависимостей. Поэтому то, что обсуждается в отношении алкоголизма, в существенных чертах может быть отнесено и к наркотической зависимости.

Автор-составитель выражает особую благодарность Л.М.Зориной за статью "Определение созависимости", текст которой помещен полностью в третьем разделе.

Я хочу поблагодарить также Т.И.Андрееву, президента Казанского общественного фонда "Выбор", за постоянную поддержку и новые идеи.

Особую признательность мне хотелось бы выразить моим друзьям из группы Ал-Анон "Выбор", встречи с которыми являются стимулом двигаться дальше.

Химическая зависимость — это болезнь.

"Алкоголизм является проблемой "всей личности", и исцеление от общего поражения требует напряженного труда, особой тренировки и времени. Хотя алкоголик может иногда чудесным образом исцелиться от своего физического стремления к алкоголю, не существует мгновенного исцеления от духовного и психологического ущерба, наносимого наркотическим пристрастием" (6, с.6)


На каждые десять пьющих найдется хотя бы один — мужчина, женщина или ребенок, — который не может контролировать количество употребляемого спиртного.

Почему одни люди становятся алкоголиками, в то время как другие могут пить умеренно всю свою жизнь? Этот вопрос долгие годы ставил в тупик как исследователей, медиков, так и непрофессионалов. Наиболее популярные объяснения имеют психологический характер. Говорят, что пьющие в меру контролируют себя, алкоголики же страдают слабостью воли… "Я не могу поверить, что он позволит себе придти в такое состояние!" "Мери Энн не может удержаться от выпивки". Подобные суждения ставят под сомнение характер алкоголика и основаны на том, что в лучшем случае ему не хватает самодисциплины, в худшем же — он морально порочен. В любом случае мысль почти одна и та же: "Я никогда не позволил бы себе так опуститься".

Биологические и социальные объяснения являются менее осуждающими. Многие убеждены, что существующие специфические для алкоголиков физические проблемы: аллергии, заболевания печени, отклонения от нормального уровня сахара в крови, плохой метаболизм алкоголя, химический дисбаланс в организме — перечисление можно продолжить. С другой стороны, социологи сосредотачивают внимание на тяжелом детстве, разбитых семьях, плохом обращении родителей. Они предполагают, что, когда эмоционально обделенные дети становятся взрослыми, им остро недостает любви и единственным утешением для них оказывается бутылка.


Хотя все эти теории строятся на основе наблюдений, ни одна из них не подтверждается конкретными исследованиями. В действительности же тщательно проведенные исследования во многих случаях не только опровергают подобные распространенные предположения, но и доказывают противоположное им. Например:

1. Не существует свойств личности, характерных для алкоголизма….

2. Алкоголизм не имеет известной физической причины.

3. Тяжелое детство не является существенной причиной пристрастия к алкоголю…

Факторы развития алкоголизма (и наркомании)

Хотя и не существует известных психологических, физических или социальных проблем, общих для всех алкоголиков, некоторые подвергаются более высокому риску развития этого пагубного пристрастия. Из множества обстоятельств нашей жизни три главных фактора нуждаются в более внимательном рассмотрении:

Родословная

Становится все более очевидным, что алкоголизм или потенциал для этого пагубного пристрастия передается от отца к сыну и от матери к дочери не из-за дурного семейного окружения, но вследствие структуры семейной наследственности. Важная роль наследственности была подтверждена несколькими независимыми исследованиями, а недавно получила чрезвычайно сильное подкрепление в результатах обследования приемных детей в Швеции, где по традиции записи об усыновлении очень хорошо сохраняются. Там было установлено, что в одной из обследованных групп пациентов сыновья отцов-алкоголиков, попавшие в безалкогольные семьи, имели — в отношении девять к одному — больше шансов стать алкоголиками, чем приемные сыновья с настоящими родителями-неалкоголиками. Наследование от матери к дочери давало отношение три к одному.

Медицинская генетика находится еще в младенческом состоянии, но никто из нас не может позволить себе игнорировать эту поразительную статистику. Быть может, для каждого из нас пришло время просмотреть свою родословную. Нет ли у нас алкоголика в доме? Нет ли у нас близкого родственника — отца, матери, дяди, тети, бабушки, брата или сестры, — находящегося в сложных отношениях с выпивкой?

Как мы выяснили, средний пьющий имеет шанс один к десяти развития патологического пристрастия к алкоголю. При наличии же алкоголика в родословной обычное умеренное потребление спиртного напоминает русскую рулетку….

Кризисы

Отставка, неудача в делах, болезнь, развод, смерть. Ни один из нас не свободен от личных кризисов, и во время таких периодов все мы подвергаемся очень высокому риску образования пагубной привычки к алкоголю. В подобные критические периоды, независимо от нашего прежнего отношения к выпивке, и даже при отсутствии наследственной уязвимости, следует серьезно рассмотреть возможность полного воздержания от спиртного. (6, с.15)

Культура

…Что отличает культуры с высоким процентом алкоголиков от тех, где этот процент низок? Это не связано, как часто думают, с биологическими или расовыми различиями. Двумя важнейшими факторами является отношение к открытому проявлению опьянения и то, практикуется ли потребление спиртных напитков вне времени приема пищи. Среди наций и общин, допускающих употребление спиртных напитков только за обеденным столом и нетерпимых к опьянению на людях, процент алкоголиков невысок. (6, с. 15-16)

… Общественная склонность к излишнему потреблению алкоголя является немаловажной общественной проблемой. Потребление большого количества спиртного есть в отношении алкоголизма то же самое, что курение в отношении рака легких: эффективное, надежное средство для развития заболевания. Даже при отсутствии личного кризиса и наследственной предрасположенности интенсивный прием спиртного может почти каждого в любой период жизни довести до алкоголизма. (6, с.16).

Существует ли количество спиртного, которое человек может выпить без опасений? Это вопрос, ответ на который никогда заранее неизвестен. Невозможно определить количество алкоголя, которое у данного человека вызовет привыкание: здесь слишком много переменных факторов. Тем не менее, есть некоторые характерные моменты, которые всем нам хорошо бы иметь в виду.

1. Есть "внезапные алкоголики". По причинам, которые пока неизвестны, на некоторых людей алкоголь очень сильно действует с первого же глотка или первой выпивки. Такие люди вообще не могут пить умеренно. Они немедленно теряют контроль над количеством выпитого. Внезапными алкоголиками становятся в любом возрасте, и хотя они составляют меньшинство, их число больше, чем многим из нас хотелось бы думать.

2. Интенсивное потребление алкоголя или частое состояние опьянения относится к главным факторам привыкания к алкоголю.

3. Не существует безопасных видов спиртного. Человек, который говорит, что пьет только пиво, обманывает самого себя, но не свою печень. … Содержание алкоголя в одной банке пива равно содержанию алкоголя в одной рюмке вина.

4. Не существует безопасных количеств спиртного. (6, с.17)

В чем отличие человека, злоупотребляющего алкоголем, от алкоголика?

Злоупотребляющий алкоголем может контролировать себя: когда ему пить, сколько пить и пить ли вообще.

Алкоголик — это человек, который не может сказать заранее, когда он будет пить и сколько выпьет, и который продолжает пить даже после того, как алкоголь становится причиной неприятностей в одной или нескольких сферах его жизни — в отношениях с родными или друзьями, в плане здоровья, работы или финансов, в юридических делах и т.д.

Умеренно пьющим или непьющим крайне трудно понять эту потерю власти над собой. Соблазнительно отделаться от алкоголизма как от проблемы исключительно слабовольных людей, но истина состоит в том, что сильная воля не является защитой от алкоголизма.

Когда врачи и психиатры называют алкоголизм болезнью, многие, вполне естественно, негодуют. В их глазах такая квалификация алкоголизма — всего лишь "гуманистическая" уловка, новейшая попытка отрицать сознательную греховность человека, попытка освободить алкоголика от ответственности за его (ее) собственное поведение.

Вследствие беспомощности алкоголика и вследствие того, что алкоголизм проявляется известными признаками и очевидно зависит от наследственного фактора, не будет натяжкой назвать алкоголизм болезнью. Однако он никогда не является только соматической (физической) болезнью; скорее, алкоголизм есть типичная болезнь всей личности. В то время как больной диабетом или раком может иметь здоровые ум и чувства и глубокие дружеские и семейные отношения, алкоголик чаще всего теряет все. Его тело, разум, чувства, дух, коммуникативная сфера — больны. Если алкоголик не получит помощи во всех этих пяти сферах, его шансы на выздоровление очень невелики. (6, с.27-28).

Отрицание.

"Не смейте называть меня алкоголиком!"

Алкоголики, признающие, что они потеряли контроль над потреблением спиртного, встречаются очень редко. Большинство алкоголиков не притворяются, когда отрицают свой алкоголизм. … Типичный алкоголик может сидеть во врачебном кресле "вусмерть" пьяный, с распухшим красным носом и с печенью, опустившейся до самого таза, — и на полном серьезе утверждать, что он выпивает ради нормального общения.

У некоторых алкоголиков отрицание приобретает более тонкие формы. Покладистый алкоголик периодически признается своим родным и близким, что он "никчемная пьянь", и просит помощи и понимания. Порой он обещает никогда больше не пить. Порой просит, чтобы его любили и понимали, несмотря на его вполне человеческие слабости. В такие моменты алкоголик, как правило, очень убедителен — и очень пьян. У него нет действительного понимания своей зависимости и нет намерения отказаться от бутылки. Его мотивом, хотя и бессознательным, является желание завоевать симпатию и подорвать любую попытку помешать его пьянству.

"Я могу бросить, когда захочу", "я пью меньше, чем Гарри", "я брошу пить в следующем году". Таков обычный самообман алкоголика, и чем дальше он пьет, тем более категоричным становится его отрицание.

Как же может алкоголик игнорировать столь очевидные последствия своего пьянства и снова и снова отрицать зависимость от алкоголя? Исчерпывающий ответ на этот вопрос еще неизвестен, но можно установить некоторые способствующие этому факторы.

Пока мучительные последствия пьянства очевидным образом не перевесят его известные приятные стороны, алкоголик ни за что не откажется от своего права на выпивку.

Какими бы несчастными ни казались многие алкоголики, они еще недостаточно несчастны. Алкоголик умеет предохраняться от наиболее беспокоящих и мучительных последствий своего пьянства. Это достигается за счет: а) химического воздействия алкоголя на суждения и память (эйфория и провалы в памяти); б) изощренной системы защитных механизмов алкоголика; в) благонамеренных стараний людей, наиболее ему близких, — его врача, священника, работодателя или сослуживцев, членов семьи и друзей. (6, с.38-41)

Потворство.

Страдающий нарушениями памяти и вооруженный хорошо развитыми защитными механизмами, алкоголик оказывается как бы в клетке, которую трудно отпереть изнутри. Самостоятельно он не может признать свою зависимость от алкоголя и нуждается в помощи других людей для того, чтобы спастись от своих собственных заблуждений.

К сожалению, именно близкие алкоголику люди часто становятся "группой поддержки" его пагубного пристрастия. Несмотря на свои благие намерения, врачи, служители церкви, работодатели, родные и друзья нередко потворствуют алкоголику в продолжение его пьянства, принимая его искаженные версии происходящего и оберегая его от тяжких последствий пьяного поведения. Движущие силы этого потворства коренятся в нашем инстинктивном стремлении утешать и защищать больных и слабых, но для алкоголика, чей единственный спасительный путь к трезвости лежит через противостояние самому себе, это имеет гибельные последствия.

Каждый алкоголик посещает своего врача в среднем трижды в год, жалуясь на головные боли, депрессию, ночное потение, высокое давление, понос и сексуальные расстройства. Очень редко — если такое вообще случается — он жалуется на алкоголизм. Его цель состоит в том, чтобы скрыть свое пристрастие и получить лечение от симптомов, благодаря которому он смог бы пить без физических страданий.

Огромное число врачей проявляет слишком большую готовность содействовать алкоголику. (6, с. 42-44)

Чем объясняется это почти всеобщее стремление защитить работника-алкоголика? Многие алкоголики — способные, даже блестящие люди, которые, даже работая вполсилы, оказываются более умелыми и компетентными, чем многие их коллеги. К тому времени, когда их алкоголизм становится явным, они часто уже проработали на своем месте несколько лет и установили тесные дружеские отношения с сослуживцами. А друзья алкоголика не защищены от его умения воздействовать на людей: в то же время они не желают лишать его и его семью источника дохода.

Защита со стороны потворствующих на работе оборачивается трагедией для алкоголика, ибо ослабляется один из самых сильных мотивационных факторов для избавления от алкоголизма — страх увольнения. Алкоголики, которым работа гарантирована, независимо от того, пьют они или нет, будут пить. У тех, кому в случае отказа пройти курс лечения угрожало увольнение, самый высокий процент среди всех групп алкоголиков…

На работе, в церкви, в кабинете врача алкоголик в изобилии получает поддержку своего недуга.

Однако самых важных союзников он находит в кругу семьи. Здесь люди, больше всего страдающие от его поведения, как раз более всех прочих выращивают его пагубное пристрастие. При этом отношения потворства развиваются по предсказуемому стереотипу, что позволяет дать алкоголизму точную характеристику — "семейная болезнь". (6, с.46-47)

Семейная болезнь созависимость.

Алкоголизм поражает всю семью. Согласно оценкам, каждый алкоголик оказывает сильное воздействие на жизнь, по крайней мере, четырех человек.

Каковы бы ни были личностные особенности алкоголиков, члены их семей обычно реагируют на тяжкое бремя жизни с ними достаточно хорошо предсказуемым образом. Эти реакции могут стать такими же непреодолимо навязчивыми, как и поведение самого алкоголика, и как таковые они грозят ввергнуть членов семьи в настоящую болезнь — даже более серьезную, чем болезнь алкоголика.

Источник: studopedia.net

Часть 1. Зависимость

Алкоголизм – болезнь семейная
Проблемы семей больных алкоголизмом в иллюстрациях
Света и Саша
Николай болен алкоголизмом. Здоровы ли его жена и сын?
Василий Михайлович, его дед, отец и сыновья
Полина – дочь больных алкоголизмом родителей
Жанна
За кем я замужем?
Ориентиры для диагностики алкоголизма
Психология зависимости. Что происходит с вашим мужем?
Зависимость
Эмоциональная незрелость
Низкая толерантность к фрустрации
Неумение выражать свои чувства
Низкая самооценка
Идеи величия
Перфекционизм
Чувство вины

Часть 2. Созависимость

Кто является созависимым?
Что такое созависимость (проблемы дефиниции)?
Характеристики созависимости
Низкая самооценка
Курс на внешние ориентиры
Страдания
Отказ от себя
Не чувствовать – опасно
Защита от страданий
Страх. Тревога
Стыд, вина
Гнев
Затянувшееся отчаяние
Навязчивые мысли
Склонность к резким суждениям
Мифологическое мышление
Отрицание
Границы личности
Поражение духовной сферы
Частный случай созависимости: невесты алкоголиков
Ее детство
Дети как миротворческие силы
Потребность управлять
Они не выходят замуж, а выскакивают
Ее юность
Невесты, будьте бдительны!
Ее будущее
Пока не поздно
Как они находят друг друга?
Сценарий ее жизни
Иллюзии
Голод на любовь и самооценка
Хорошо бы начать заботиться о себе
Почему они не разводятся?
Коля и Оля
Выгоды от кошмара
Шаги к изменению
Как не следует вести себя жене алкоголика?
Контролирующее поведение
Желание заботиться о других, спасать других
Критерии оценки созависимости
Оценка созависимости
Тест на созависимость
Шкала созависимости
Тест»Оценим свой образ мыслей»
Лики созависимости
Избиваемая жена
Жена-мамочка
Жертва-великомученица
Бедная больная женщина
Жена-угодница
Жена-девочка
Жена-стерва
Типичные ошибки жен
Параллелизм проявлений зависимости и созависимости
Течение созависимости (фазы)

Часть 3. Семья как система

Родительская семья созависимых
Семейные системы
Признаки дисфункциональной семьи
Признаки функциональной семьи
Матери – сыновья
Дочки-матери
Женская доля
Сходство, которого мы так боимся
Бремя ожиданий
Говорят мамы
Мутация судьбы
«За что я ненавижу своего отца?»
Отцы и дочери
Судьба в наследство
Созависимые родители – архитекторы наших судеб
Требовательный родитель
Критикующий родитель
Сверхопекаюший родитель
Отстраненный родитель
Ответственный родитель
Как в детстве происходит формирование созависимости?
Руководство для родителей
Стадии развития ребенка и родительские подтверждения

 

Часть 4. Преодоление созависимости

Введение в психотерапию
Программа работы с созависимостью
1. Тема;»Работа с чувствами»
2. Тема:»Контролирующее поведение»
3. Тема:»Отстранение»
4. Тема:»Акция – реакция»
5. Тема:»Границы»
6. Тема:»Родительская семья»
7. Тема:»Самооценка»
8. Тема:»Избавление от психологии жертвы»
9. Тема:»Да, мы умеем думать»
10. Тема:»Работа с утратой»
11. Тема:»Ставим свои собственные цели»
12. Тема:»Я имею право»
13. Тема:»Утверждение себя»
Что может сделать семья для своего близкого, больного алкоголизмом?

Часть 5. Почта доверия, или дистанционная психотерапия

Письма, написанные одной бедой

Источник: 5psy.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.