Воскресный невроз


ьЖЖЕЛФЙЧОЩК ЙОФЕММЕЛФ. юФП ФБЛПЕ ЧПУЛТЕУОЩК ОЕЧТПЪ?

ъДТБЧУФЧХКФЕ, ДТХЪШС!

уЕЗПДОС – ТЕЮШ П ФБЛПН ЪБОСФОПН СЧМЕОЙЙ, ЛБЛ «ЧПУЛТЕУОЩК ОЕЧТПЪ». чРЕТЧЩЕ ЬФП РПОСФЙЕ УЖПТНХМЙТПЧБМ РУЙИПБОБМЙФЙЛ ыБОДПТ жЕТЕОГЙ Ч ОБЮБМЕ XX ЧЕЛБ. пО ЪБНЕФЙМ, ЮФП РП ЧПУЛТЕУЕОШСН Х ЕЗП РБГЙЕОФПЧ ЙУФЕТЙЛЙ Й ДЕРТЕУУЙЙ УМХЮБАФУС ЪБНЕФОП ЮБЭЕ, ЮЕН Ч ВХДОЙЕ ДОЙ. у ФЕИ РПТ УРЕГЙБМЙУФЩ ОЕПДОПЛТБФОП ПФНЕЮБМЙ, ЮФП Ч ЧЩИПДОЩЕ Й РТБЪДОЙЮОЩЕ ДОЙ РПЧЩЫБЕФУС ЛПМЙЮЕУФЧП ДХЫЕЧОЩИ ТБУУФТПКУФЧ (УРЕГЙБМЙУФЩ РТЕЛТБУОП ЪОБАФ Й РТП УЕЪПООЩЕ ПВПУФТЕОЙС, ОП ЬФП ОЕ УЧСЪБОП У ФЕНПК ОБУФПСЭЕК УФБФШЙ).


л УПЦБМЕОЙА, ФБЛБС ОЕЗПФПЧОПУФШ Л РТБЪДОПУФЙ ИБТБЛФЕТОБ ОЕ ФПМШЛП ДМС, УЛБЦЕН ФБЛ, РУЙИЙЮЕУЛЙ ОЕ ЧРПМОЕ УФБВЙМШОЩИ МЙЮОПУФЕК, ОП Й ДМС ВПМШЫЙОУФЧБ МАДЕК Ч ГЕМПН. уФПЙФ ЮЕМПЧЕЛХ ПУФБФШУС ОБЕДЙОЕ У УПВПК, ФХФ ЦЕ НПМОЙЕОПУОП РПЧЩЫБЕФУС ТЙУЛ, ЮФП ПО ОБЮОЈФ ТБУУХЦДБФШ П ОЕТБЪТЕЫЙНЩИ РТПВМЕНБИ, ЧНЕУФП ФПЗП, ЮФПВЩ УПУТЕДПФПЮЙФШУС ОБ ФПН, ЮФП ПО НПЦЕФ.

уФЙЧЕО лПЧЙ, ЛУФБФЙ ЗПЧПТС, Ч УЧПЙИ «уЕНЙ ОБЧЩЛБИ ЧЩУПЛПЬЖЖЕЛФЙЧОЩИ МАДЕК» РЙУБМ, ЮФП ПДЙО ЙЪ ЛМАЮЕЧЩИ ОБЧЩЛПЧ – УПУТЕДПФПЮЕОЙЕ ОБ «лТХЗЕ ЧМЙСОЙС». «лТХЗХ ЧМЙСОЙС» РТПФЙЧПРПУФБЧМСЕФУС «лТХЗ ЪБВПФ» — ФП, П ЮЈН НЩ НПЦЕН РПЗПЧПТЙФШ, ОП ОЕ НПЦЕН ЙЪНЕОЙФШ. ч ПВЭЕН, ЛПЗДБ НЩ ОБ ЛХИОЕ УП ЪОБЛПНЩНЙ «ЮЕЫЕН СЪЩЛБНЙ» ЪБ РПМЙФЙЛХ, ЛПТТХРГЙА Й ОЙЪЛЙЕ РЕОУЙЙ (Ф.Е. ЛБЛ ТБЪ ФП, ОБ ЮФП РПЧМЙСФШ ЧТСД МЙ УНПЦЕН) – НЩ ОБИПДЙНУС Ч «лТХЗЕ ЪБВПФ». лПЗДБ ЦЕ ЮФП-ФП РМБОЙТХЕН, ЪОБС – ЮФП УДЕМБЕН Ч УТПЛ ЙМЙ ЮХФШ РПЪЦЕ, ЛПЗДБ ХМХЮЫБЕН УЧПЙ ХУМПЧЙС ФТХДБ Й ВЩФБ, ЛПЗДБ ОБМБЦЙЧБЕН ПФОПЫЕОЙС У ПЛТХЦБАЭЙНЙ — Ч ПВЭЕН, ДЕМБЕН ФП, ЮФП ОБН РП УЙМБН – НЩ Ч УЧПЈН «лТХЗЕ ЧМЙСОЙС».

у «лТХЗПН ЧМЙСОЙС» УЧСЪБОБ ЕЭЈ ФБЛБС ЫФХЛБ, ЮФП ЮЕН ВПМШЫЕ ЮЕМПЧЕЛ Ч ОЈН ОБИПДЙФУС – ФЕН ВПМШЫЕ ЬФПФ ЛТХЗ УФБОПЧЙФУС. йОЩНЙ УМПЧБНЙ, ЮЕН ВПМШЫЕ ЧЩ УПУТЕДПФБЮЙЧБЕФЕУШ ОБ ФПН, ЮФП ЧЩ НПЦЕФЕ УДЕМБФШ Й ЙЪНЕОЙФШ – ФЕН ВПМШЫЕ ЧЩ НПЦЕФЕ УДЕМБФШ Й ЙЪНЕОЙФШ. й ОБПВПТПФ, ХЧЩ.


вЕУУНЩУМЕООБС РТБЪДОПУФШ ДМС ЮЕМПЧЕЛБ ВЕЪ ПРТЕДЕМЈООПК ХНУФЧЕООПК ДЙУГЙРМЙОЩ – ЬФП ЧЩРБДЕОЙЕ Ч «лТХЗ ЪБВПФ».

ъБНЕФЙН, РТБЪДОПУФШ, ЙМЙ ДПУХЗ, РУЙИПМПЗЙ ТБЪДЕМСАФ ОБ РБУУЙЧОХА Й БЛФЙЧОХА. рБУУЙЧОБС – ЬФП ОЙЮЕЗПОЕДЕМБОЙЕ РПД РБМШНПК ЙМЙ, УЛБЦЕН, ЛХДБ ВПМЕЕ ФТБДЙГЙПООЩК ЧБТЙБОФ – РТПУНПФТ ФЕМЕЧЙЪПТБ. бЛФЙЧОЩК ДПУХЗ – ЬФП ЮФЕОЙЕ ЛОЙЗ, ЪБОСФЙС УРПТФПН ЙМЙ ИПВВЙ, ПВЭЕОЙЕ У ДТХЪШСНЙ.

ч РБУУЙЧОПК РТБЪДОПУФЙ НЩ ВЩУФТП ФЕТСЕН НПФЙЧБГЙА Й ЛПОГЕОФТБГЙА. оЕ УБНПЕ РТЙСФОПЕ ПЭХЭЕОЙЕ. дБ, РПТПК ЗМХВПЛЙК ПФДЩИ ОЕПВИПДЙН – ОП ОЕ МХЮЫЕ МЙ РТПУФП РПУРБФШ, ЮЕН РСМЙФШУС Ч ФЕМЕЧЙЪПТ?

бНЕТЙЛБОУЛЙЕ ЙУУМЕДПЧБФЕМЙ Ч УЧПЈ ЧТЕНС РТПЧЕМЙ НБУЫФБВОЩК ПРТПУ УТЕДЙ РПДТПУФЛПЧ РП РПЧПДХ ФПЗП, ЛБЛ ПОЙ РТПЧПДСФ ДПУХЗ. пЛБЪЩЧБМПУШ, ЮФП РПДТПУФЛЙ СЧОП ПФНЕЮБМЙ, ЮФП ЧП ЧТЕНС БЛФЙЧОПЗП ДПУХЗБ (УРПТФ Й ЙЗТЩ) ЙИ ХТПЧЕОШ УЮБУФШС (ЙЪНЕТСМПУШ ЛБЛ ЧТЕНС, РТПЧПДЙНПЕ Ч УПУФПСОЙЙ РПФПЛБ) Ч ФТЙ У МЙЫОЙН ТБЪБ РТЕЧЩЫБМ ФБЛПЧПК ЧП ЧТЕНС РТПУНПФТБ ФЕМЕЧЙЪПТБ. дБ Й ЪБОСФЙС ИПВВЙ РП ХТПЧОА УЮБУФШС РТЕЧПУИПДЙМЙ ФЕМЕЧЙЪПТ Ч ДЧБ У РПМПЧЙОПК ТБЪБ.

пДОБЛП ФЕ ЦЕ РПДТПУФЛЙ РТЙ ЬФПН УНПФТСФ ФЕМЕЧЙЪПТ Ч ЮЕФЩТЕ ТБЪБ ВПМШЫЕ, ЮЕН ЪБОЙНБАФУС УРПТФПН ЙМЙ ДТХЗЙНЙ БЛФЙЧОЩНЙ ДЕМБНЙ, ЧЩЪЩЧБАЭЙНЙ РПЪЙФЙЧОЩЕ УПУФПСОЙС.

ч ЮЈН ДЕМП?

пЛБЪБМПУШ, ЮФП РПДТПУФЛЙ РТЕЛТБУОП РПОЙНБАФ, ЮФП ЛБФБФШУС ОБ ЧЕМПУЙР.


ЖПТНХ Й ДПКФЙ ДП ЖЙФОЕУ-ЛМХВБ… ч ПВЭЕН, НОПЗЙЕ ФБЛЙЕ ЧЙДЩ ДЕСФЕМШОПУФЙ РТЕДРПМБЗБАФ ДМЙФЕМШОХА РПДЗПФПЧЛХ – Й МЙЫШ РПУМЕ ОЕЈ ЮЕМПЧЕЛ ОБЮЙОБЕФ ТЕЗХМСТОП РПМХЮБФШ ХДПЧПМШУФЧЙЕ ПФ ФБЛПК ДЕСФЕМШОПУФЙ.

рПДХНБКФЕ – Б ЧЕДШ Й Х ЧБУ ОБЧЕТОСЛБ ЕУФШ ЮФП-ФП, ЮФП ЧЩ ХЦЕ ОЕРМПИП ХНЕЕФЕ, ОП РТЙ ЬФПН ЛТБКОЕ ТЕДЛП «ЪБУФБЧМСЕФЕ» УЕВС ЪБ ЬФП ЧЪСФШУС! ьФП НПЦЕФ ВЩФШ ЮФП ХЗПДОП: ДМС ЛПЗП-ФП – ТЙУПЧБОЙЕ, ДМС ЛПЗП-ФП – РТПЗХМЛЙ ОБ УЧЕЦЕН ЧПЪДХИЕ ЙМЙ РТПВЕЦЛЙ, ДМС ЛПЗП-ФП – УРПТФ. й, РТЕЛТБУОП РПОЙНБС ГЕООПУФШ ЬФЙИ ЪБОСФЙК, НЩ ЧУЈ ТБЧОП ТЕЗХМСТОП РТПДПМЦБЕН ФЕТСФШ ЧТЕНС Ч ФПН, ЮФП ОЙЮЕЗП ОБН ОЕ ДБЈФ ЛБЛ УЕКЮБУ (ЛТПНЕ РТЕУМПЧХФПЗП «ХВЙФШ ЧТЕНС» — Б ЧЕДШ ПОП ЬФПЗП ОЕ МАВЙФ!), ФБЛ Й Ч РЕТУРЕЛФЙЧЕ. иН… оЕ РПТБ МЙ РП ЛТБКОЕК НЕТЕ ЬФП ПУПЪОБФШ? й, ВЩФШ НПЦЕФ, ОБЮБФШ ХУМПЦОСФШ РТЙЧЩЮОЩЕ ЪБДБЮЙ ЙМЙ ТБЪОППВТБЪЙФШ ЙИ ЮЕН-ФП ЕЭЈ ЙОФЕТЕУОЩН?

лБЛ ВЩ ФП ОЙ ВЩМП – ХНЕЕФЕ МЙ ЧЩ УЕВС ЪБОСФШ, ЕУМЙ ЛБЦЕФУС, ЮФП ДЕМБФШ ОЕЮЕЗП?


оБДЕАУШ, ЮФП ЕУФШ. й ОБДЕАУШ, ЮФП ЧЩ РТПЧЕДЈФЕ ЬФЙ ЧЩИПДОЩЕ У РПМШЪПК Й У ХДПЧПМШУФЧЙЕН!

й ЕЭЈ ТБЪ – У РТПЫЕДЫЙН ЧБУ РТБЪДОЙЛПН!

 

у ХЧБЦЕОЙЕН Й УЙНРБФЙЕК,

рБЧЕМ зТЙЗБМ.

 

P.S.: оБРПНЙОБА, ЮФП ЪБСЧЛЙ ОБ "тБЪВМПЛЙТПЧЛХ РБНСФЙ" РТЙОЙНБАФУС ЕЭЈ 3 ДОС, ДП 12-ЗП НБТФБ.

Источник: subscribe.ru

Воскресный невроз

Полноту профессиональной жизни не следует отождествлять с полнотой смысла деятельной жизни, однако невротик именно так и поступает: от жизни, от огромной цельной жизни он бежит в профессиональную жизнь. Собственная пустота и обедненность его существования смыслом проступают сразу же, как только в профессиональной деятельности наступает регулярный перерыв: каждое воскресенье! Кому не знакомо растерянное и безутешное выражение лица человека, вынужденного на выходной день прервать работу! Жизнь останавливается вовсе, если в этот день не состоится свидание или не достанется билетов в кино: «опиума любви» не оказалось под рукой, развлечения выходного дня оказались недоступны – те самые развлечения, которые превращаются для невротика в основное занятие выходных, заглушают внутреннюю пустоту.


таком «опиуме» нуждается человек, который ощущает себя всего лишь «работником», и ничем сверх того. В воскресенье, когда стихает темп рабочей недели, обнажается присущая большому городу нищета смысла. При таком темпе жизни складывается впечатление, будто человек и не видит никакой цели и потому так торопливо пробегает свой жизненный путь, чтобы за спешкой не видеть бессмыслицы. От самого себя пытается он таким способом удрать – и тщетно, и рвется бежать именно потому, что, стоит производственному темпу прерваться на 24 часа, и вся бессмысленность, бессодержательность, бесцельность существования встает перед его глазами.

Чего он только не предпримет, чтобы спастись от этого чувства! Он бежит в местный клуб танцев – там громкая музыка, что избавляет от необходимости даже разговаривать, как в бальных залах былых эпох. Не приходится и думать: все внимание сосредоточено на танце. Или воскресный невроз загонит его в другое «прибежище» для провождения выходных – в спорт. Там можно прикинуться, будто важнейший в мире вопрос – какой клуб выиграет матч. Две команды играют, тысячи смотрят. В боксерском поединке и вовсе участвуют лишь двое, но тем яростнее они сражаются, и к вуайеризму зрителей присоединяется еще и капелька садизма. Нет, я вовсе не хочу осудить здоровые спортивные занятия. Но всегда надо критически присмотреться к тому, какую позицию человек занимает по отношению к спорту.


зьмем, к примеру, альпинизм. Восхождение подразумевает активное участие, пассивное наблюдение тут невозможно. И достижения здесь подлинные: в определенных ситуациях (опасных для жизни) альпинисту приходится выжать из себя все силы до капли. Есть тут и душевные «достижения», поскольку приходится преодолевать в себе различные слабости, робость, боязнь высоты и т. д. И стоит отметить, что альпинист не «ищет» опасности ради опасности, но «испытывает» ее (об этом писал уже Штраус). А состязание, которое в других видах спорта выражается в битве за рекорды, в альпинизме приобретает наиболее ценную форму «состязания с самим собой». Еще один позитивный, высокосоциальный момент – близость с товарищами по связке.

Но и в нездоровой гонке за рекордами проявляется типично человеческое – это одна из форм фундаментального человеческого стремления к уникальности. Нечто подобное лежит и в основе других массово-психологических явлений, например моды: человек добивается оригинальности любой ценой, пусть даже его своеобразие и уникальность будут ограничены только внешним.

Не только спорт, но и искусство бывает извращено неврозом. Если подлинное искусство, истинная творческая жизнь обогащает человека и раскрывает его возможности, то невротически искаженное «искусство» разлучает человека с самим собой, используется лишь как возможность опьянить себя и оглушить. Когда человек пытается бежать от самого себя, от переживания экзистенциальной пустоты, он хватается за самый закрученный детектив.


этом напряжении он ищет разрядки, негативного удовлетворения, которое наступает при избавлении от чего-то неприятного: Шопенгауэр ошибочно считал это единственно возможным удовольствием. Но мы уже говорили, что неудовлетворенность, напряжение, борьба даны нам не затем, чтобы переживать негативное удовольствие, избавляясь от них: не для того мы ведем всю жизнь борьбу, чтобы получать все новые впечатления, – эта борьба должна быть на что-то нацелена, и в этом она обретает смысл.

Для человека, жаждущего напряжения, величайшим из возможных переживаний становится смерть как в «искусстве», так и в реальности. Любой обыватель, читая за утренним кофе газету, открывает ее на репортажах о несчастьях и катастрофах, но это массовое несчастье, эти гекатомбы его не удовлетворяют: анонимная масса чересчур абстрактна. Вполне вероятно, в тот же день этот человек почувствует потребность сходить в кино, посмотреть гангстерский боевик. Схема, проступающая при любом виде зависимости: жажда впечатлений требует в очередной раз пощекотать нервы, взбудораженные нервы вновь и с большей силой ощущают все ту же тягу, приходится увеличить дозу. Но при этом происходит и обратное, успокоительное воздействие: умирают-то всякий раз другие люди. Такой человеческий тип ищет на самом деле убежища от главного своего страха – от осознания неизбежности собственной смерти, от того, что доводит до невыносимой остроты его экзистенциальную пустоту.


дь неизбежность смерти наводит страх лишь на того, кому совестно за свою жизнь. Смерть как завершение пугает того, кто ничем не наполнил время своей жизни. Только такой человек боится смотреть в лицо смерти. Вместо того чтобы придать полноту ограниченному времени своей жизни, а тем самым и самому себе, он бежит в своего рода бред помилования приговоренного к смерти, в последний миг цепляющегося за надежду, что его, авось, еще могут пощадить. Такой человеческий тип тешит себя безумной иллюзией, будто лично с ним ничего не может случиться – и смерть, и другие катастрофы всегда происходят лишь «с другими».

Невротическое бегство в мир романов, в мир «героев», с которыми невротик ухитряется себя отождествлять, оборачивается для него еще одним шансом. Если одержимый стремлением к рекордам спортсмен хотя бы желает почивать на своих собственных лаврах, такой любитель романов вполне счастлив тем, что за него все сделали другие, пусть даже вымышленные, люди. Но в реальной жизни не будет почивания на лаврах, никогда не удастся вполне удовлетвориться достигнутым: жизнь всегда предъявляет нам новые вопросы и никогда не оставляет в покое. Лишь самообман помогает нам избавиться от того извечного шипа, который жизнь вонзает в нашу совесть, предъявляя все новые требования. Кто стоит, того обгонят, кто доволен собой, себя потеряет. Ни в творчестве, ни во впечатлениях и переживаниях нельзя довольствоваться достигнутым: каждый день открывает возможности новых впечатлений и требует новых дел.


Источник: med-tutorial.ru

Человеку во все времена свойственно было заполнять свой день различными формами деятельности. Жизнь наших предков была заполнена каждодневным тяжелым трудом, так что привычка находить себе занятие буквально каждую минуту — одно из проявлений генетической памяти, пишет planetahr.ru.

Впрочем, для большинства людей выбор невелик и лежит где-то между нуждой и скукой. Многие ходят на работу по необходимости, а в выходные составляют распорядок так, чтобы избежать скуки. Долгожданный уикенд, по идее, должен способствовать восстановлению организма, уставшего за долгую рабочую неделю. Но в действительности немало людей ждут понедельника, чтобы можно было прийти на работу и жить на полном «автопилоте». Ведь жизнь в офисе, несмотря на очевидные недостатки, строго регламентирована: в 9 – планерка, к обеду должна быть сделана работа, к вечеру – готов отчет. А на выходных человек предоставлен сам себе. Такая свобода выбора часто заканчивается тем, что в воскресный вечер человек начинает сожалеть о бездарно потраченном времени.

Эксперты предупреждают: «воскресный невроз» чреват профессиональным выгоранием и синдромом хронической усталости. Кроме того, он говорит о наличии нерешенных проблем в различных сферах жизни. Нередко человек прикрывается загруженностью на работе, чтобы не заниматься решением других назревших проблем.


Итак, если все свои выходные вы проводите между мыслями о работе и бесцельным блужданием в соцсетях, самое время вплотную заняться переосмыслением свободного времени. Так что эти советы для вас:

1. С понедельника начинайте составлять план дел, которые вы сделаете в выходные. Не торопитесь: ведь на корректировку у вас еще есть целая неделя.

2. Не перегружайте выходные. Одного-двух ярких событий в день более чем достаточно для получения свежих впечатлений и переключения на режим отдыха.

3. Подготовьтесь заранее: купите билеты на концерт, договоритесь с друзьями о совместной прогулке, запланируйте экскурсию. Чем сильнее будет предвкушение от предстоящих интересных выходных, тем больше вероятность, что вы таки осуществите свои планы и не вернетесь к привычному бесцельному времяпровождению.

Источник: kp.ua

25 сентября 1942 г. психиатр Виктор Франкл, его жена и родители были депортированы в концентрационный лагерь Терезинштадт. В лагере Франкл встретил доктора Карла Флейшмана, который на тот момент вынашивал план создания организации психологической помощи вновь прибывающим заключенным. Все свое время пребывания в концлагере Франкл посвятил врачебной деятельности, которую он держал втайне от СС. Вместе с другими психиатрами и социальным работниками со всей центральной Европы он оказывал заключенным специализированную помощь.
"Так, я помню, как однажды утром шел из лагеря, не способный больше терпеть голод, холод и боль в ступне, опухшей от водянки, обмороженной и гноящейся. Мое положение казалось мне безнадежным. Затем я представил себя стоящим за кафедрой в большом, красивом, теплом и светлом лекционном зале перед заинтересованной аудиторией, я читал лекцию на тему: «Групповые психотерапевтические опыты в концентрационном лагере» и говорил обо всем, через что прошел. Поверьте мне, в тот момент я не мог надеяться, что настанет тот день, когда мне действительно представится возможность прочесть такую лекцию."
"Девизом всей проводившейся в концлагере психотерапевтической работы могут служить слова Ницше: Тот, кто знает, «зачем» жить, преодолеет почти любое «как»".
В 1945 г. он закончил свою всемирно известную книгу «Сказать жизни "ДА". Психолог в концлагере». В книге описан опыт заключенного с точки зрения психиатра. Терапевтический метод Франкла относят к категории экзистенциальной терапии. Франкл пришел к выводу, что отсутствие смысла является главнейшим стрессом для человека. Есть мнение, что именно Франкл изобрел определение «воскресный невроз», подавленное состояние и ощущение пустоты, которое люди часто испытывают по окончании трудовой недели. Такое состояние происходит из так называемого экзистенциального вакуума, которое характеризуется ощущением скуки, апатии и пустоты.

Виктор Франкл умер в 1997 году в возрасте 92 года.

Источник: valkiriarf.livejournal.com


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.