Дочь двоечница что делать


Прямой эфир Как вы справлялись? Особенно кому его подтверждал невролог и психотерапевт (ну и конечно … бэби журнал Не смог пройти мимо: Данила Козловский показал нового питомца, которого спас в Грузии .


бэби журнал Еще один малыш: Маргарита Мамун поделилась трогательным фото с новым членом семьи Вопросы и ответы Ребенок +1 Вопросы и ответы .

бэби журнал «У нас появился ребенок»: Мария Кончаловская рассказала о пополнении в семье

Источник: www.baby.ru

Яблоки падают вниз

ММД расшифровывается довольно просто: «минимальная мозговая дисфункция». Это довольно широкий термин, в который врачи включают и гиперактивность, и дефицит внимания, и задержку психомоторного развития, и нарушения устной или письменной речи, и многое другое. Проблема заявляет о себе во всеуслышание чаще в начальных классах, когда ребёнка загружают большим количеством разнообразной информации, от которой у него голова идёт кругом, возникают трудности с общением в коллективе, а нервная система начинает давать сбои.


Как-то заслуженному врачу России, инициатору известных в крае программ реабилитации школьников «Жизнь без двоек», «Как сделать из ребёнка гения» Вячеславу Чудимову довелось наблюдать семилетнего мальчика. Он проучился в первом классе барнаульской школы всего месяц, после чего был отчислен из-за того, что постоянно крутился, мешал остальным ученикам, не мог высидеть спокойно ни одного урока. Мама привела сына на городской консультативный приём с единственной целью – выбить заключение, разрешающее обучение в школе. Пока доктор читал карточку, мальчик вытащил все ящики из стола и высыпал содержимое на пол. Когда Вячеслав Фёдорович попросил его самого раздеться, тот не смог самостоятельно расстегнуть пуговицы и развязать шнурки. На предложение лечить ребёнка мама ответила отказом, заявив: «Он весь в деда! Да и мужики должны быть такими гиперактивными, чтобы в жизни чего-то добиться».

Вячеслав Чудимов убеждён, что ленивых детей, как правило, не бывает, а двоечников нужно лечить, а не ругать. По его словам, причины ММД весьма разнообразны – это и перинатальная патология, и недоношенность, и внутриутробные инфекции, и наследственность. Наиболее часто малые мозговые дисфункции развиваются у детей, перенёсших гипоксию. Некоторые специалисты считают, что одной из причин возникновения этой патологии является повреждение шейного отдела позвоночника во время родов.


Число детей с ММД ежегодно растёт. По словам главного внештатного детского невролога Барнаула Ольги Тарасовой, такой диагноз ей приходится ставить ежедневно, причём чаще всего детям старше 4 – 5 лет. Лечение – строго индивидуально! Если у ребёнка нарушение письменной речи, то ему показаны препараты, которые стимулируют корковую функцию; если плохо запоминает, то ноотропные, активизирующие когнитивную функцию. Гиперактивным, неуправляемым «бунтарям» обычно назначают так называемые корректоры поведения.

– Нередки ситуации, когда я рекомендую ребёнку с ММД, несмотря на нормальный IQ,  повременить с поступлением в школу на год или два, – рассказывает Ольга Викторовна. – Как правило, у него нет компанейности, он не может общаться с другими детьми, долго сидеть за партой, хотя и усваивает программу. Чтобы он не мешал в классе, помогаем маме оформиться на надомное обучение. Тем не менее ребёнку важно посещать школу в праздники, бывать на уроках физкультуры, рисования, где не требуется большой концентрации внимания. И постепенно проблемы, если они не связаны с психическими и органическими поражениями головного мозга, уходят.

По словам Вячеслава Чудимова, особенностью ММД является то, что её симптомы часто не воспринимаются родителями как патологические и не служат поводом для обращения к педиатру или невропатологу. Родители не могут объективно оценить состояние своего ребенка, характеризуя особенности его поведения как лень, непоседливость, нервозность, неуклюжесть.


– Самая часто встречающаяся фраза среди бабушек: «Мы своих детей не лечили, и ничего, выросли», – говорит Вячеслав Фёдорович. – Это они обычно говорят про маму того ребёнка, которого привели на приём с признаками задержки психофизического развития. Спрашиваю маму: «А у вас часто болит голова?» Ответ: «Раза два-три в неделю». Как говорится, комментарии излишни. Ведь яблочко от яблони падает недалеко и вниз.

По словам Ольги Тарасовой, основная часть добропорядочных родителей лечат своих детей. Но есть и такие, которые уходят, но через несколько лет вновь появляются в кабинете. И чем позже спохватились, тем сложнее всё нормализовать.

– Зачастую вмешиваются социальные факторы: то денег нет, то времени, то родители не могут между собой договориться. Мама считает, что ребёнок болен, а папа уверен, что он здоров, – говорит Ольга Викторовна. – Многие родители также весьма настороженно относятся к медикаментозному лечению. Но мы назначаем не только таблетки и препараты, но и массаж, лечебную гимнастику, физиолечение, иглорефлексотерапию, диетотерапию, водолечение, фитотерапию, при необходимости – гирудотерапию. Если такими детьми заниматься, дважды в год проходить лечение, то, как показывает практика, они и учатся более-менее ровно.


Потеряла голову

У Вячеслава Чудимова проходила реабилитационное лечение 12-летняя девочка, которую часто после школьных уроков беспокоили головные боли, а также боли и усталость в шейно-грудном отделе позвоночника. Она училась на тройки и четвёрки, нередко получала и двойки, программу осваивала усидчивостью. Комплексное лечение включало в себя специальный точечный массаж, мануальную терапию, физиолечение, приём ноотропного препарата, ношение воротника Шанца, корректора осанки, самостоятельные обливания холодной водой, занятия лечебной физкультурой и многое другое.

– После первой процедуры девочка выбежала в страхе из кабинета с криком «Мама! Мама! Я голову потеряла! У меня головы нет!» – рассказывает Вячеслав Фёдорович. – Когда её успокоили, то выяснилось, что последнее время она постоянно чувствовала голову «тяжёлую» и думала, что «у всех людей такая», а тут голова после процедуры чувствоваться перестала, как будто и нет её вовсе. Ещё через три недели она прибежала на третью процедуру в панике на два часа раньше. На вопрос: «Почему пришла раньше? Что-нибудь болит?» – ответила: «Нет, это я впервые в школе за шесть лет учёбы первой написала и сдала контрольную!»

Существует мнение, что неугомонных, гиперактивных детей нужно отдавать в единоборства, чтобы они выплёскивали свою энергию. Как считает барнаульский специалист по восстановительной медицине Сергей Петров, это весьма распространённое заблуждение может привести к обратным последствиям.


вольно часто гиперактивные дети имеют нестабильность в шейном отделе позвоночника. И если во время боя или борьбы эта нестабильность станет ещё больше, то потребуется гораздо более серьёзное лечение. По словам Петрова, если уж очень хочется заниматься единоборствами, то нужно укрепить мышечный корсет упражнениями, рекомендованными в «Азбуке ортопедии», изданной в Барнауле в 2003 году. Речь идёт о так называемых «Рыбке», «Шейке» и «Уголке».

«Рыбка» выполняется лёжа на животе. Руки, вытянутые вперёд, ноги и голову нужно приподнять над полом. Руки в локтях не сгибать, голову держать между руками, носки ног тянуть. Упражнение «Уголок» тоже имеет свои нюансы, его следует делать лёжа на спине, руки положить под голову, локти прижать к полу. Прямые ноги поднять вверх под углом 45°, колени при этом не сгибать, носки ног тянуть от себя. «Шейка» направлена на укрепление мышц шеи. Нужно лёжа на спине вытянуть шейный отдел позвоночника не поднимая головы, прижать подбородок к груди и приподнять голову от пола на 2 – 5 сантиметров. Все эти упражнения выполняются до полной усталости.

– Эти упражнения всегда дают безопасный и прогнозируемо хороший эффект, – говорит Сергей Петров. – Причём помогают даже без мануальной терапии. Они улучшают микроциркуляцию крови, снижают внутричерепное давление, что в конечном итоге приводит к улучшению школьной успеваемости, а также психического состояния ребёнка.


Конечно, мотивировать детей на занятия лечебной физкультурой в домашних условиях зачастую бывает довольно сложно. В качестве одного из рецептов Сергей Петров предлагает повесить на стене мотивационный плакат, на котором результаты прошлого периода будут соотноситься с успехами (секундами) в настоящее время. Главное условие успеха – заниматься нужно регулярно.

Источник: www.ap22.ru

Когда наша старшая дочь Варя пошла в школу, я сделала страшную ошибку, которую исправляю до сих пор. Я заявила ей, что я была отличницей и того же жду от нее.

Первые пару лет всё было нормально. Она прекрасно училась, отчитывалась о своих успехах, все мы радовались ее пятеркам, гордились и т.д. Я даже не проверяла ее тетрадки, не говоря уже о том, чтобы заглянуть в электронный дневник.

Но однажды я взяла какую-то ее тетрадь, полистала и увидела закрашенную карандашом тройку.

«Варя, это что?» – строго спросила я. Дочка заплакала и призналась, что БОЯЛАСЬ, что я узнаю и буду ее ругать. Ладно бы четверка, но тройка! «Ты же сказала, что я должна быть отличницей!»

Моя дочка боялась сказать мне, что у нее что-то не получилось в школе, понимаете?!?! Я сама, своими руками выстроила между нами эту стену страха и недоверия. И к чему бы это в итоге привело, не рискну даже представить, не пролистай я ту злосчастную тетрадь.


Честно говоря, в тот момент я даже растерялась и не знала, что делать. Я просто ее обняла, сказала, что люблю, и попросила мне больше никогда не врать. И не бояться. И ушла в другую комнату – думать. И плакать.

А думала я о том, что я плохая мать и сделала всё не так. И вспоминала…

Когда Варе было года два, в нашем доме из окна выбросился молодой человек. И погиб. Он был не отсюда. Просто зашел в подъезд, чтобы вот так покончить с собой. Я знала подробности этой истории, потому что работала тогда журналистом и собиралась делать об этом материал. Но в последний момент газета решила не публиковать. Хотя это не важно. Суть в том, что он, отличник и гордость семьи, не поступил в институт и боялся сказать об этом родителям. Предпочел умереть.

«Вот у меня никогда так не будет, – думала я тогда. – Что это за родители такие».

Да… А Варя плакала, закрашивала тройку и боялась мне о ней сказать…

Вспоминала, как сын знакомых попал в сумасшедший дом, потому что папа с мамой требовали от него пятерок, успехов, грамот, великого будущего и чтобы им не было за него стыдно . В итоге нервы и психика парня просто не выдержали. А самое страшное, что он не хотел возвращаться из «дурки» домой. Потому что, как он признавался потом, лишь там он смог вздохнуть спокойно, потому что в больнице от него не требовали быть чьей-то гордостью и достигать каких-то высот. И не нужно было получать пятерки, чтобы его ЛЮБИЛИ.


«И так у меня никогда не будет», – была уверена я.

А моя Варя плакала, закрашивала тройку и переживала, что не сможет стать отличницей, как мама… Как ее дурная мама!

«Да, Варя, твоя мама была в школе отличницей. И институт закончила с красным дипломом. Но самый главный свой экзамен – на умение быть хорошей матерью – она сдала на твердую двойку… Да какую там двойку! На кол!»…

Нет, это я говорила не ей, а себе. И понимала, что нам теперь очень многое нужно исправить. И в первую очередь мне – в себе.

Я вспоминала, как волновалась она перед каждой контрольной. Теперь я знала – почему. Как переживала из-за четверок… И это было неправильное, нездоровое переживание.

Не думайте, я не любила ее меньше из-за этих четверок и уж тем более из-за этой закрашенной тройки. А в тот момент мне казалось, что я люблю ее даже больше, чем всегда. Мне было так ее жалко, до слез! И вы не представляете, как я ненавидела себя!

Я же точно такая, как те родители, чей сын выбросился из окна. И ничем не лучше тех, чей оказался в больнице. И я уверена, что те люди не были плохими, они просто хотели как лучше. Мы все хотим как лучше, но порой делаем это очень неправильно.

Я сама, желая как лучше, своими руками, делаю несчастным своего ребенка. Сама! Мою хорошую, любимую девочку! Которая моя первая помощница дома и так старается угодить, поддержать, облегчить мою «многодетную» жизнь.

Как легко сделать ошибку и как сложно бывает ее исправить. Я много-много раз потом говорила ей, что люблю ее не за оценки, да вообще не за что-то, и всегда буду любить, что бы ни случилось! И что – ну ее, эту «отличницу». Главное не пятерки. Главное – стараться, делать всё, что в твоих силах, чтобы совесть была спокойна. А там будь что будет.Дочь двоечница что делать

Я видела, что Варя сначала всё равно волновалась, когда получала четверки (четверки!!!). А потом был момент, когда она расслабилась и решила, что эта моя «смена парадигмы» означает, что можно и «подзабить» на учебу, потому что мама «всё осознала» и ей за это ничего не будет.

К четвертому классу, слава Богу, всё выправилось. Ну есть у нас парочка четверок, ну и что… Варюша даже как-то сказала мне: «Мама, помнишь, я боялась, что ты расстроишься, если я не буду отличницей? Помнишь? Мне тогда так тяжело было учиться! Я думала только об отметках! А когда мы с тобой поговорили, мне стало так легко и интересно в школе! Представляешь?.. И когда я вырасту, я хочу стать учителем начальных классов!»

Правда, недавно у нас были эти ГИА (или ЕГЭ) в конце четвертого класса, смысл которых мне, честно говоря, непонятен. Как непонятно многое в нынешней школьной программе. Варя очень волновалась перед каждым экзаменом и всё спрашивала: «А если я не сдам, меня не переведут, да?» Вот зачем маленьким детям вся эта нервотрепка, объясните?

А позавчера в Вариной школе был выпускной. Вручали грамоты отличникам. И в конце ко мне по очереди подошли несколько человек и удивленно спросили: «А что, Варя разве не отличница?» «Нет, не отличница!» – ответила я. И с внутренним облегчением поняла, что мне совсем из-за этого не обидно. У меня прекрасная, умная, добрая девочка, и главное, чтобы она была счастлива.

Правда, Варя всё это слышала и потом спросила меня: «А что, это очень плохо, что я не отличница?» (видимо, та моя ошибка всё же глубоко в ней засела). «Нет, не плохо. Главное, что ты старалась, доченька!»…

В сентябре идет в школу наша вторая дочка, Соня. Я так надеюсь не повторить с ней таких ошибок… И так боюсь их повторить… Но главное – я поняла, что ругать за оценки нельзя. Нужно любить, помогать, поддерживать, верить в ребенка, в любого. И делать так, чтобы он верил в нас – в маму и папу. А не боялся.

И еще об этих оценках… Кто-то пишет, что их вообще не нужно ставить. Я не знаю. Есть, наверное, дети, которым они необходимы. Необходимо что-то, что демонстрировало бы, чего они достигли или над чем нужно работать.

Помню, в моем классе был мальчик-троечник по всем предметам, кроме математики и чего-то еще… В этом он был гений. Он решал задачи какими-то нереальными им же открытыми методами. За что математичка тоже периодически в воспитательных целях «впаривала» ему тройбаны, но она его обожала. И приводила в пример отличникам. «Вот вы такие умные, всё по программе, всё прилизано, а у него МОЗГИ! Такие мозги! С подподвывертом! А у вас шаг вправо-влево от программы – и всё, потерялись». Он и поступил легко куда-то в математический.

А помню еще круглого двоечника. Это было в старших классах в Африке, в школе при посольстве. Парень был вообще страшной городской шпаной и «родительским крестом». Но он «шарил» в технике таааак! Разбирал и собирал по запчастям не только компьютер, но вообще технику любой сложности. К нему обращались за помощью все. Что с ним стало потом, не знаю, мы уехали.

Я знаю точно, что отметки – не показатель. И к ним нужно менять наше, родительское отношение.

Источник: www.pravmir.ru

А что, если к оценкам относиться адекватно

Это как? – спросите вы. Тут подразумевается сразу всё. И способности ребенка, и условия для учебы и жизни, и внимание или невнимание родителей, и сама школа. Да что там говорить, список этих моментов, то есть причин, намного обширнее. А поэтому желательно поэтапно разобраться.

Во-первых, когда вы уже сами научитесь адекватно относиться к плохим оценкам, научите ребенка правильные выводы делать. Да, не всегда на это время имеется. Да, не всегда и настроение присутствует с желанием. Но ведь это ваш ребенок. И во многом он учится плохо из-за отсутствия контроля или наследственности. Вряд ли кто-то станет отрицать эту истину.

Главное во всем этом что? Не оценка, правильно, а знания. Бывает же, что вы с ребенком выучили все, что задавалось, и он, вроде, все понял. Но на следующий день принес двойку. Почему? Вот и разберитесь! Причин-то много может быть. Каждую рассмотрите под микроскопом и примите меры.

Например, попробуйте внушить ребенку, что ему надо внимательно слушать учителя на уроке. Как показывает практика, дети потом не учат уроки дома, а только повторяют. складывая учебники на завтра. Объясните, зачем человеку знания нужны. Можно привести в пример людей, которые достигли в жизни своих хороших целей, и благодарны родителям за то, что те умело поставили процесс с уроками.

Донесите до детей информацию о том, что учиться придется долговато. Но оценки придется получать. Причем лучше – хорошие. Хотя, если честно, они считаются какой-то стадией, которая отражает восприятие детьми новых знаний.

Можно подсказать ребенку, что ему обязательно надо учиться правильно общаться и с учениками, и с преподавателем.

Скажем, прозвучало замечание учителя. Да, бывает. Но надо учиться исправлять ошибки. И все это проходят, не только один конкретный ребенок.

Обижаться за плохую оценку не надо – лучше ее исправить. Ведь как бывает? Если ребенок затаит обиду на учителя, все школьные годы – насмарку.

Кстати, как показывает тот же опыт, свои способности многие раскрывают в полной мере только в институте или в колледже, где их никто не унижал, где ценили знания и его, как человека, прежде всего…

Итак, о причинах

Разберитесь вместе с ребенком – что такое, почему он получает плохие оценки:

  1. вдруг ему было неважно в этот момент,
  2. или он стеснялся других, когда вызвали к доске,
  3. может быть элементарно недоучил,
  4. либо слабо усваивает школьный материал,
  5. или учитель своим замечанием унизил, и теперь ребенок комплексует,
  6. он может реагировать так на скандалы в семье,
  7. он может протестовать против чего-то…

И еще. Оценивайте потенциал ребенка вместе с ним же. К чему он больше предрасположен, к чему меньше. Раскройте ему его способности, покажите, как это легко – когда знаешь что-то. У него появится стимул к учебе! Ведь дети не всегда понимают, почему плохо учатся.

Увы, часто учитель не налаживает контакта с детьми. А те, замкнувшись, стесняясь или боясь не то сказать, сами не спросят. Потому надо и в школу регулярно захаживать. Общаться с преподавателем. Разбираться с ним по поводу оценок. Рассказывать об особенностях своего ребенка. Результат скоро появится, причем положительный! И так – по всем предметам.

Поход к психологу? Это – крайность, иногда необходимая. Но главное – не зацикливаться на двойках, не убивать в ребенке желание учиться. Иначе его переживания могут переродиться в невроз.

Критика? Ни в коем случае!

Какая критика. Ведь вы не разобрались… Даже если и разобрались, не надо ругать школьника, тем более запугивать плохими оценками. Страх получить плохой балл в школе рождает снова же – двойной страх. Прогуливать контрольные и уроки – это станет системой. И вообще, ходить в школу ребенок не будет хотеть категорически.

Между тем, переживания, страхи, комплексы – они плохие товарищи. Все это будет только снижать качество восприятия учебного материала. Но, и это страшнее, на их место придет агрессия. В итоге, логика будет железной – а зачем учиться, ведь дома ругать будут, двойки будут и будут ставить в школе.

Поэтому лучше  настраивать вашего школьника на положительный лад. В такие моменты без подбадривания не обойтись. Ведь ребенку надо обязательно дать понять – его любят! Даже если он приноси  двойки, мол, обязательно вместе разберемся!

Поддержите ребенка!

Объясните ему, зачем нужны школьные знания. Приведите пример, скажем, уборщицы и человека другой профессии, которая могла привлечь внимание ребенка. Покажите их возможности и действительность. Очень впечатляет! Или в виде игры покажите, как оно — быть неграмотному среди людей образованных. Но при этом вселяйте уверенность, он сможет, он достигнет поставленных целей.

Важно еще подумать, и даже вместе с ребенком над планом дальнейших действий. И сделайте так, чтобы он понимал, что он все же несет ответственность за это или за то. Это поможет улучшить успеваемость.

Словом, как видим, не дети виноваты в том, что они не успевают в школе. Как минимум – мы, родители, и школа. Мы – потому что вниманием обделяем детей, и снимаем с себя ответственность. Школа – потому что чаще не имеет контакта с семьей и не заинтересована в том, чтобы ВСЕ дети хорошо успевали. А двойка, кстати, это оценка не ребенка. Это оценка учителя… И наша!

Источник: azbyka.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.