Вы и ваша семья полка


— пути, которым следуют люди, чтобы понять друг друга. То, что я называю коммуникацией;

— правила, которых люди придерживаются в своей жизни. Иногда они составляют некую совокупность, семейную систему;

— то, как люди общаются с окружающими людьми и сообществами за пределами семьи. Я называю это связью с обществом.

Неважно, какой была первичная проблема, приведшая семью в мой офис, — сварливая жена, неверный муж, сын с неадекватным поведением или дочь с неврозом — важно, что рецепт всегда один и тот же. Облегчить семейные страдания можно, лишь найдя способ изменить указанные четыре ключевых фактора. Во всех неудачных семьях я обнаруживала, что:

— самооценка является низкой;

— общение происходит непрямо, неопределенно и не слишком честно;

— семья живет по жестким, негуманным, безапелляционным правилам;

— социальные связи устанавливаются с позиций страха, обвинений или заискивания.


К счастью, мне доводиться общаться и с благополучными семьями, например, в последней моей работе, которую я посвятила помощи семьям в развитии и использовании личностного потенциала. В этих жизнеутверждающих семьях можно увидеть другую модель:

— высокая самооценка;

— прямое, ясное, честное, конкретное общение;

— гибкие, гуманные, соответствующие обстоятельствам правила;

— открытые, доверительные социальные связи.

Хирург, получив специальность, способен оперировать людей в любой точке земного шара, поскольку внутренние органы и конечности у всех людей одинаковы. Поработав с удачными и неудачными семьями в США, Мексике и Европе, я поняла, что все они обладают одинаковыми составляющими. Член любой семьи:

— имеет низкую или высокую самооценку;

— так или иначе, общается — главное, как он это делает и каков результат;

— придерживается определенных правил; вопрос в том, каким правилам он следует и как они на него работают;

— контактирует с обществом, здесь важно — как и каковы результаты.

Эти факторы действительны и для обычной семьи, где есть мать и отец, которые, зачав ребенка и произведя его на свет, продолжают заботиться о нем, воспитывать его в течение всей жизни; и для неполной семьи, где второй родитель отсутствует вследствие развода, смерти или по каким-то иным причинам, и все воспитание осуществляет оставшийся родитель; и для смешанной семьи, где ребенок воспитывается приемными родителями, а не теми, кто произвел его на свет; и для общественной семьи, то есть семьи, где детей воспитывает группа взрослых, принадлежащих к какой-либо общественной организации.


каждом из этих типов семей существуют свои особые проблемы, и к ним мы вернемся позже. Но в основе у всех можно отследить взаимодействие указанных факторов: самооценка, коммуникации, правила, социальные связи. В этой книге я уделю достаточно внимания каждому из них, чтобы помочь вам понять, как они сосуществуют в вашей семье и как на них можно влиять, чтобы уменьшить количество проблем и получить от сосуществования вдохновение и радость. Воспринимайте мои рекомендации как накопленный опыт обычного человека, который в свое время разделил немало минут радости и горя со многими семьями, а не как советы специалиста. Еще хочу заверить вас, что в мои планы не входит осуждать кого бы то ни было.

Тот факт, что вы читаете книгу такого рода, свидетельствует о том, что вы действительно заботитесь об атмосфере своей семьи. Я надеюсь, что мне удастся помочь вам улучшить семейную жизнь.

Взаимоотношения в семье очень сложны. Чтобы хоть немного облегчить их понимание, я буду пользоваться образной терминологией. Это не изменит сложную модель, построенную учеными, зато поможет вам взглянуть на вашу семью с разных сторон. Я надеюсь, что в результате вы найдете то, что вам действительно поможет.

В этой книге вам будет предложено множество экспериментов и упражнений. Даже если поначалу они покажутся вам простыми и глупыми, постарайтесь выполнить каждое из них.


ания о системе строения семьи сами по себе ничего не изменят. Вы должны знать, как заставить эту систему работать на вас, а подобного рода эксперименты и есть те конкретные, верные шаги, которые может предпринять ваша семья, чтобы стать более удачной. Чем больше членов вашей семьи примут участие в выполнении этих упражнений, тем лучше будет результат. Вы почувствуете, как работает система строения вашей семьи, что в ней ведет к проблемам, а что — к личностному росту.

Вероятно, вы хотите знать, как убедить остальных членов вашей семьи принять участие в этих экспериментах. Это особенно важно, если в семье уже возникли некоторые проблемы. Я рекомендую вам сперва самостоятельно как следует разобраться с тем, что вы можете предложить своему семейству, чтобы вам было легко изложить остальным суть этого. Если вы полны энтузиазма и надеетесь получить хорошие результаты от проведения эксперимента, постарайтесь передать свои чувства остальным. Возможно, приглашение покажется им настолько заманчивым, что члены вашей семьи захотят к вам присоединиться. Если вы представите свою просьбу в качестве прямого вопроса типа: «Не хочешь ли поучаствовать в эксперименте, который может быть нам полезен?» — вы создадите все условия для того, чтобы ваши родные согласились. Однако ни в коем случае нельзя повторять ошибку, которую допускает большинство людей: пытаться заставить членов своей семьи присоединиться к эксперименту. Это превращает взаимодействие в неприятную борьбу, результат которой обычно, увы, предрешен. Возможно, что в данный момент ситуация безнадежна, и с этим ничего не поделать. Но если члены вашей семьи живут под одной крышей, шансы, что они захотят хотя бы попытаться что-либо сделать, достаточно велики.


Я сталкиваюсь с различными семейными проблемами. Каждую из них я пропустила сквозь себя. С помощью этой книги я надеюсь облегчить страдания семьям, которых я, вероятно, никогда не увижу, а также предотвратить проблемы, которые могут возникнуть в семьях наших детей. Конечно, определенного рода человеческие страдания неизбежны, но, как и все люди, мы не всегда направляем наши усилия в возможности, и не ищем лучших способов сосуществования с тем, что мы не в силах изменить.

Не исключено, что в процессе чтения этой книги вы обнаружите в себе что-то такое, отчего вам станет не по себе. Но если вы считаете, что можно улучшить систему ваших семейных отношений, эта книга будет вам полезна.

Вам нравится жить в вашей семье в данный момент?

Этот вопрос не задавала себе ни одна семья, с которой мне приходилось работать. Дело в том, что совместное проживание воспринимается людьми как должное, и если семейный кризис не очевиден, они считают, что все в порядке. Мне кажется, что семьи, не решающиеся задать такой вопрос, просто привыкли к своей жизни, к ее хорошим и плохим сторонам, и не знают, что существует возможность что-то изменить.

Чувствуете ли вы, что живете с друзьями, людьми, которые вам нравятся, которым вы доверяете и которые испытывают к вам то же самое?


Подобный вопрос озадачивает людей. Они говорят: «Я никогда не думал об этом, они ведь моя семья» — как будто члены семьи чем-то отличаются от обычных людей.

Быть членом вашей семьи весело и интересно?

Да, действительно, есть семьи, члены которых считают, что дом — это одно из самых интересных и приятных мест на свете. Но многие люди год за годом живут в семьях, которые являются для них обузой, им там скучно, а возможно, и что-то угрожает.

Если вы можете ответить «да» на все три вопроса, я уверена, что вы живете в семье, которую можно назвать удачной. Если вы ответите «нет» или «не всегда», вы, скорее всего, живете в семье, которую в той или иной степени можно назвать проблемной.

После знакомства с сотнями семей я поняла, что семья может быть удачной, проблемной либо представлять собой нечто среднее между этими двумя положениями. Удачных семей единицы, но у них есть много общего, как, впрочем, и у проблемных, независимо от характера их проблем. Мне бы хотелось сделать здесь зарисовки к каждому типу семьи. Конечно, ни одна из них полностью не совпадет с картиной какой-то конкретной семьи, но определенные черты вашей собственной семьи вы, я думаю, узнать сможете.

Источник: www.rulit.me


Предисловие

Я слишком многим обязан Вирджинии Сатир в интеллектуальном и эмоциональном плане, чтобы соблюсти в этом вступлении объективность. Я очень рад тому, что тебе, безымянный читатель, предстоит отправиться в путешествие, которое, возможно, изменит твою жизнь, поможет обрести ее новый смысл и будет способствовать твоему личностному росту.

Впервые я встретил Вирджинию Сатир одиннадцать лет назад. Она преподавала семейную терапию в Институте исследований интеллекта в Пало-Альто. Это был первый в стране курс по семейной терапии. Я тогда преподавал ортодоксально фрейдистский курс по психиатрии, но, несмотря на это, ее новаторские идеи настолько подействовали на меня, что я вместе с Доном Джексоном присоединился к Вирджинии, заняв пост административного директора программы, благодаря чему имел возможность наблюдать, сколь эффективна ее работа. Она использовала односторонние зеркала, аудио- и видеоматериалы, развивающие игры и упражнения. Вирджиния приводила примеры из личного опыта, устраивала наглядные демонстрации на себе, моделировала семейные интервью. Сегодня эти приемы настолько распространены, что легко упустить из виду их автора.

Дон Джексон, в свою очередь, предложил Вирджинии написать книгу по общей семейной терапии. По его мнению, эта книга должна была стать базовой в области терапии семьи.

Спустя пять лет, когда курс семейной терапии обрел известность, Вирджиния встала во главе Движения потенциального роста, занявшись поиском и открытием новых идей и приемов в этой области. Она же стала первым директором обучающей программы в Исаленском институте и сыграла огромную роль в создании многих других центров развития. Вирджиния, не задумываясь, объединяла аспекты чувственного самосознавания, конфликтологии и гештальт-психологии. Приемы, которые она использовала в работе с неблагополучными семьями, сегодня применяются повсеместно, ибо помогают людям развивать их потенциальные возможности.


Фриц Перлз незадолго до своей смерти назвал Вирджинию самым удачливым человеком, которого он когда-либо знал.

После того, как вы прочтете эту книгу, многим из вас покажется, что все написанное просто и очевидно. Отчасти это произойдет потому, что идеи Вирджинии достаточно распространены и уже получили одобрение. Но секрет заключается в том, что Вирджиния — блестящий ученый — прекрасно знает все принципы, лежащие в основе того или иного явления и способные выявить его общие закономерности. Именно в этом случае объясняемое явление становится удивительно понятным и знакомым.

Каждый раз, перечитывая эту книгу, вы будете обнаруживать, что за ее кажущейся простотой скрывается настоящая глубина.

Роберт Спитцер,

Издатель

Пролог

Семь лет назад я написала книгу «Общая семейная терапия», которая по замыслу предназначалась специалистам, имеющим дело с семьями и их проблемами. С тех пор ко мне поступило немало просьб написать новую книгу для самих семей, которые сталкиваются с проблемой своих внутренних отношений. Отчасти эта книга — ответ на столь многочисленные просьбы.


Поскольку, по моему мнению, ни один предмет невозможно изучить окончательно, я продолжала экспериментировать с новыми, открывающимися мне аспектами самооценки, общения, системы и правил внутри семьи. Я собирала группы из нескольких семей на семинары с совместным проживанием, продолжительностью до одной недели. Семинары предусматривали непрерывный круглосуточный контакт. То, что я узнавала из них, не перечеркивало прежние представления о семье, а, наоборот, обогащало их.

Все аспекты семьи — будь то индивидуальная самооценка, коммуникации, система или правила — поддаются изменению или исправлению в любое время. В каждый момент времени поведение человека есть результат четырехстороннего взаимодействия его самооценки, физического состояния, взаимодействия с другим человеком, его системой и его местом во времени, пространстве и ситуации. И если я хочу объяснить его поведение, то мне нужно учитывать все эти факторы (не упустив ни одного) и степень их влияния друг на друга. В течение всей жизни мы делаем выводы, основываясь на личном опыте, однако ни один из них почти никогда не имеет отношения ни к тому, что мы есть на самом деле, ни к нашим намерениям.

Решение старых проблем откладывается, а сами проблемы лишь усугубляются постоянными разговорами вокруг них. Одним словом, есть надежда, что все можно изменить.

Благодарности

К сожалению, совершенно невозможно перечислить всех людей, которые помогли и вдохновили меня на эту работу. Их имена составили бы еще одну книгу. Среди этих людей особое место занимают семьи и члены этих семей, которые допустили меня к своим проблемам и неприятностям, что, в свою очередь, дало мне более глубокое и ясное знание того, что есть человек. Именно благодаря ним была реализована возможность написать эту книгу.


Я хочу отдать должное и тем моим коллегам, которые пожелали учиться у меня, тем самым, позволив и мне учиться у них.

Особенная благодарность Пату Колинзу, Пэгги Гранжер и всем работникам издательства «Science and Behavior Books», которые не жалели сил для создания этой книги.

Вступление

Маленькой я мечтала, что когда вырасту, стану детективом, чтобы следить за родителями. У меня были довольно смутные представления о том, что именно я буду расследовать, но уже тогда мне было понятно, что во всех семьях происходит нечто загадочное, неподвластное уму непосвященного.

Сегодня, 45 лет спустя, поработав примерно с тремя тысячами семей и десятью тысячами человек, я понимаю, что загадок действительно много. Семейная жизнь чем-то похожа на айсберг. Большинство людей в курсе приблизительно одной десятой части тех событий, которые происходят на самом деле, то есть того, что они видят и слышат, часто принимая за действительность. Некоторые подозревают, что, возможно, существует что-то еще, но не представляют, как об этом узнать. Незнание может довести семью до разрушения. Судьба матроса зависит от его знания, что у айсберга есть подводная часть, а судьба семьи — от понимания чувств, потребностей и структуры, которые стоят за повседневной жизнью этой семьи.


К счастью, за долгие годы работы я сделала много открытий, нашла решение многих задач, и мне бы хотелось поделиться ими в этой книге. Она посвящена изучению подводной части айсберга.

В наш век ошеломляющих научных открытий, проникновения в атом, покорения космического пространства, открытий в области генетики и других чудес мы продолжаем узнавать что-то новое из области взаимоотношений между людьми. Я уверена, что историки следующего тысячелетия будут говорить о нашем времени, как о времени рождения новой эры в развитии человека, эры, когда человек начал существовать в большем мире внутри многочисленного общества.

За долгие годы работы мне удалось понять смысл выражения «жить по-человечески». Оно означает — понимать, ценить и развивать свое тело, считать его красивым и полезным, реально и честно оценивать себя и окружающих, не бояться рисковать, творить, проявлять свои способности, не бояться что-то менять, когда ситуация того требует, умет приспособляться к новым условиям, сохраняя то старое, что еще может пригодиться, и отбрасывая ненужное.

Если собрать все эти критерии воедино, получится физически здоровый, умственно развитый, чувствующий, любящий, веселый, реальный, творческий, продуктивный человек. Человек, который способен самостоятельно держаться на своих ногах, человек, который может по-настоящему любить и по-настоящему бороться, совмещающий в себе нежность и твердость и осознающий разницу между ними, а потому успешно достигающий своих целей.

Источник: www.litmir.me

Вы и ваша семья полка
Есть четыре фактора семейной жизни, неизбежно присутствующие в жизни людей, которые приходят ко мне за помощью. Это:

— мысли и чувства, которые каждый человек испытывает по отношению к себе. То, что я называю самооценкой;
— пути, которым следуют люди, чтобы понять друг друга. То, что я называю коммуникацией;
— правила, которых люди придерживаются в своей жизни. Иногда они составляют некую совокупность, семейную систему;
— то, как люди общаются с окружающими людьми и сообществами за пределами семьи. Я называю это связью с обществом.

Неважно, какой была первичная проблема, приведшая семью в мой офис, — сварливая жена, неверный муж, сын с неадекватным поведением или дочь с неврозом — важно, что рецепт всегда один и тот же. Облегчить семейные страдания можно, лишь найдя способ изменить указанные четыре ключевых фактора. Во всех неудачных семьях я обнаруживала, что:

— самооценка является низкой;
— общение происходит непрямо, неопределенно и не слишком честно;
— семья живет по жестким, негуманным, безапелляционным правилам;
— социальные связи устанавливаются с позиций страха, обвинений или заискивания.

К счастью, мне доводиться общаться и с благополучными семьями, например, в последней моей работе, которую я посвятила помощи семьям в развитии и использовании личностного потенциала. В этих жизнеутверждающих семьях можно увидеть другую модель:

— высокая самооценка;
— прямое, ясное, честное, конкретное общение;
— гибкие, гуманные, соответствующие обстоятельствам правила;
— открытые, доверительные социальные связи.

Модели общения

В стрессовой ситуации любого рода раз за разом я подмечала 4 способа того, как люди справляются со стрессом. Эти четыре модели срабатывают, только когда человек реагирует на стресс и одновременно чувствует, что задето его самоуважение.

Вот модели общения, о которых мы поговорим в этой главе: заискивающий, обвиняющий, расчетливый и отвлекающийся.

Здесь важно заметить, что, когда мы говорим, говорит в нас все: лицо, голос, тело, дыхание и мускулы. Вот несложная схема этого общения:

Вербальное общение = слова

Невербальное общение = выражение лица, поза тела, мышечный тонус, ритм дыхания, интонации

В четырех моделях общения, о которых было сказано, имеют место двухуровневые сообщения. Ваш голос говорит одно, а все остальное — другое. Если же кто-нибудь вам еще и отвечает двусмысленно, то такое общение имеет обидные и неудовлетворительные результаты.

Во всех проблемных семьях, с которыми я работала, общение протекало по двум каналам. Двухуровневость возникает, когда человек придерживается следующих представлений:

1. У него низкая самооценка, и он считает себя плохим просто оттого, что он себя так чувствует.
2. Он очень боится задеть чувства других людей.
3. Очень ждет ответной реакции от окружающих.
4. Боится разрыва отношений.
5. Не хочет навязываться.
6. Не придает значения другим людям или общению как таковому.

Почти во всех этих случаях человек не осознает, что посылает сообщения двух уровней, поэтому к партнерам по общению поступает двойная информация, а результат во многом зависит от их реакции. Есть несколько вариантов поведения: обращать внимание только на слова и игнорировать остальное; обращать внимание только на невербальную часть и игнорировать слова; игнорировать и то, и другое, меняя тему разговора, уходя спать, или прямо указывать собеседнику на двусмысленность.

Вы и ваша семья полка
Я ужасно себя чувствую

Например, если я, улыбаясь, говорю: «Я себя ужасно чувствую», как вы отреагируете? Вы можете отреагировать на мои слова фразой: «Это плохо». А я вам в ответ: «Я просто пошутила». Второй вариант: ответить на улыбку и сказать: «Ты чудесно выглядишь». В этом случае я могу ответить: «Как ты можешь так говорить?» Третий вариант: вообще проигнорировать мою реплику и вернуться к газете, тогда я могу спросить: «В чем дело? Тебе все равно?» И последний вариант: указать мне на два уровня моего поведения: «Я не понимаю, что ты хочешь мне сказать. Ты улыбаешься и при этом говоришь, что тебе плохо. Что ты имеешь в виду?» На что я могу ответить: «Я не хотела тебе навязываться».

Давайте представим, какими могут быть результаты, если каждый из приведенных выше вариантов станет основой общения между двумя людьми.

Во всех четырех случаях человек реагирует на опасность, но, не желая показать свою слабость, пытается скрыть ее следующим образом:

1. Заискивать, чтобы партнер не сердился.
2. Обвинять так, что партнер почувствует в вас силу.
3. Рассчитать все с конечной целью, чтобы окружающие поняли, что вы справились с угрозой, не причинив никому вреда. Попытка укрепить собственную самооценку, используя громкие слова.
4. Отвлечься и проигнорировать угрозу, вести себя так, будто ее и нет. Возможно, если вы будете продолжать такую линию поведения достаточно долго, угроза и вправду исчезнет.

Наш организм приспосабливается к нашей самооценке, осознаем мы это или нет. Если наша самооценка колеблется, организм тут же дает нам об этом знать.

Миротворец (заискивающий)

Вы и ваша семья полка
Миротворец всегда говорит в заискивающем тоне, пытаясь угодить, извиняясь, со всем соглашаясь. Он человек, который всегда говорит «да». Он говорит так, будто не способен к самостоятельному действию или нужен кто-то, кто их одобрит. Позже вы поймете, что если поиграете эту роль хотя бы пять минут, почувствуете себя отвратительно, ощутите тошноту.
Вы и ваша семья полка
Чтобы принять на себя роль такого миротворца, нужно ощутить себя ничего не стоящим. Вам повезло уже за то, что вам позволяют поесть. Вы всем кругом должны и отвечаете за все, что происходит не так, как надо. Вы бы даже остановили дождь, если бы додумались как, но ведь у вас нет даже мозгов. Естественно, вы соглашаетесь с любой критикой в свой адрес. Вы благодарны уже за то, что кто-то говорит с вами, неважно, что и как вам говорят. Вы даже не подумаете попросить что-то для себя. В конце концов, кто вы такой, чтобы просить. Кроме того, если вы будете себя хорошо вести, то все придет само.

Обвинитель
Вы и ваша семья полка
Обвинитель — это человек, который всюду находит вину, диктатор, босс. Он — главный и, кажется, говорит: «Если бы не ты, все было бы хорошо». Физически он находится в постоянном напряжении, в то время как кровяное давление постоянно растет. Его голос резкий, жесткий и часто громкий.

Чтобы быть хорошим обвинителем, нужно быть максимально громким, грубым и безапелляционным. Обрубать всех и вся.
Вы и ваша семья полка
Обвинитель постоянно указывает на кого-то обвиняющим пальцем и начинает все свои высказывания со слов: «Ты всегда» или «Ты никогда»; «Почему ты всегда» или «Почему ты никогда» и т. д. Не беспокойтесь об ответе на эти риторические вопросы, они не важны. Все, что хочет обвинитель, — это только установить свой авторитет, его совсем не интересует реальное положение дел.

При этом вы чувствуете, что не представляете собой ничего особенного, но понимаете, что можете на что-то рассчитывать, если заполучаете кого-то, кто согласен вам подчиняться.

Расчетливый (компьютер)

Вы и ваша семья полка
Представитель этого типа очень правильный, уравновешенный, никогда не демонстрирующий своих чувств. Он спокоен, бесстрастен и собран. Его можно сравнить с компьютером или словарем. Тело его сухое, холодное и как будто состоящее из отдельных сборных частей. Голос монотонный, в употреблении слова в основном абстрактного значения.

Когда вы берете на себя такую роль, используйте в речи самые длинные слова, какие знаете, даже если вы не уверены в их значении. По крайней мере, речь будет производить впечатление умной. Все равно все перестанут слушать вас сразу после вступления. Чтобы побывать на месте такого человека, представьте, что ваш позвоночник — это длинный, тяжелый стальной стержень, идущий от основания шеи до ягодиц, кроме того, на шее у вас металлический обруч шириной 25 сантиметров. Держите все в себе, будьте как можно менее эмоциональны, особенно обратите внимание на рот. Вам придется как следует постараться, чтобы удержать свои руки от жестикуляции, но вы должны это сделать.

В этой роли ваш голос теряет живость, поскольку вы не выражаете никаких чувств. Ваш мозг сосредоточен на том, чтобы не двигаться, в то время как вы заняты в основном подбором слов. И, наконец, вы не должны допустить ни единой ошибки. Как ни печально, но это идеальная цель многих людей. «Говорите верные слова, не показывайте своих чувств, не обращайте внимания на окружающих». Поза такого расчетливого человека выглядит примерно так:
Вы и ваша семья полка

Отвлекающийся (сбитый с толку)

Вы и ваша семья полка
Что бы ни делал такой человек, это неуместно и не связано со словами и поступками окружающих. Он отвечает на заданные вопросы неопределенно. Его внутреннее ощущение — постоянное головокружение. Его голос похож на песню со словами, но без музыки. Человек ходит без всякой цели из стороны в сторону, поскольку полностью рассредоточен.

Войдя в роль такого человека, представьте себя волчком, который крутится, как веретено, но никогда не знает, где остановка. И даже достигнув ее, он не осознает этого. Вы слишком заняты самим процессом артикуляции, движениями тела, рук и ног, говорите невпопад. Не реагируете на вопросы, теряете мысль, затем находите, но уже другую. Ваша одежда неопрятна, шнурки развязаны.

Представьте, что ваше тело движется сразу в нескольких направлениях. Сдвиньте свои колени так, чтобы они были подчеркнуто вогнуты внутрь. Вы получите откляченный зад, плечи сгорбятся, а руками вы будете размахивать в разные стороны.

Поначалу такая роль покажется спасением, но через несколько минут исполнения у вас появится чувство ужасного одиночества и бесцельности, но если вы будете быстро двигаться, то не заметите этого. Вы будете выглядеть так:
Вы и ваша семья полка

Мне кажется, что эти модели общения приобретаются еще в раннем детстве. Когда ребенок, оказавшись в сложном, угрожающем опасностями мире, ищет свой путь, он использует ту или иную из этих моделей общения. Через некоторое время он уже не способен различить, что из его проявлений есть реакция на внешние воздействия, а что — связано с самооценкой или личностью.

Использование любой из этих четырех моделей общения есть лишь очередная грань низкой самооценки. Взаимоотношения, преобладающие в нашем обществе, также способствуют использованию этих моделей, усвоенных нами еще в детстве.

«Не навязывайся; просить о чем-то для себя — эгоизм» — это способствует формированию человека заискивающего.

«Не позволяй себя обидеть, не будь трусом» — это формирует человека обвиняющего.

«Не будь таким серьезным. Будь что будет» — это формирует человека отвлекающегося.

У вас может возникнуть вполне закономерный вопрос, есть ли возможность избежать этих четырех калечащих моделей. Конечно, есть. Есть и пятый тип, который я назвала уравновешенным или гибким. В этой модели слова соответствуют жестам, позе и тону. Взаимоотношения просты, свободны и честны, и есть лишь небольшие опасности для самоуважения. Эта модель не предполагает обвинения, она не требует прикрываться расчетами или пребывать в вечном движении.

Из пяти вариантов, только избрав гибкую модель поведения, можно обходиться без ссор, перестать быть безразличным и выстраивать отношения с людьми. И если такая модель кажется вам чересчур идеальной, то заверю вас, что вы можете так же заискивать при необходимости, обвинять, если вам так нравится, уходить в демагогию или отвлекаться от происходящего. Разница здесь заключается в том, что вы будете знать, что делаете, а потому — нести ответственность за последствия своих действий.

А теперь, чтобы помочь вам лучше разобраться в этих позициях и способах их различения, я представляю вам 5 типов извинения и, соответственно, 5 способов общения.

Миротворец (опустив глаза, теребя руки): «Пожалуйста, простите меня, я просто неуклюжий дурак».

Обвинитель: «Господи, я задел вашу руку. В следующий раз убирайте руки вовремя».

Расчетливый: «Я вынужден принести извинения. Я нечаянно задел вашу руку, проходя мимо. Если есть какие-то повреждения, свяжитесь с моим адвокатом».

Отвлекающийся (глядя в сторону): «Ха-ха, какой-то сумасшедший, кто-то его толкнул».

Уравновешенный (глядя в глаза): «Я толкнул вас. Простите, пожалуйста.»

Источник: m-3713.livejournal.com

Перед тем, как писать о книге, почитала рецензии, наткнулась на такое:

Вирджиния Сатир является классиком и основателем системной семейной психотерапии. И одним из самых ярких примеров «сапожника без сапог». Она являлась семейным психологом и консультантом. Учила людей, как обращаться с детьми. Помогала сохранять браки и отношения. А сама… 2 развода за плечами. Бездетность.

Отличный комментарий про бездетность. И никого не смущает, что у нее была неудачная беременность, после которой повторно зачать было уже невозможно. И что она двоих удочерила – тоже не смущает.
Вдвойне заинтересовала книга, поскольку я считаю, что психолог не рождается со встроенным радаром на подходящих для семейного счастья людей. И уж тем более не обязан строить отношения «чтобы было». На самом деле я уже слышала, когда только пошла на учебу, фразу «Моя знакомая была психологом – и она развелась. Значит ваша психология – не наука!» Странное утверждение, но, по крайней мере, оно четко характеризует, чего ждут от психологов. Как минимум не быть людьми, способными ошибаться. Кроме того, всегда есть ответ на все советы: «Сперва добейся!» Важный аргумент в споре, но не нужно быть молочником, чтобы понять, что молоко скисло.
Но вернемся к книге. Очень американский слог, настолько, что действительно не хватает формулировок «я через все это прошла и вынесла такой-то опыт», хотя она действительно прошла и вынесла, зато в наличии отсылки к личной жизни и примерам, что тоже для литературной среды того общества характерно. Но в общем и целом книга намного более авторитетна, чем сонмы «у меня вышло, получится и у тебя».
Книга ориентирована на обывателя без минимальных знаний психологии и написана очень простым языком, с повторами, чтобы уж точно запомнилось. Она начинается со структурирования понятия семья, а также базовых запросов, почему приходят к терапевту на консультацию:

— мысли и чувства, которые каждый человек испытывает по отношению к себе. То, что я называю самооценкой;
— пути, которым следуют люди, чтобы понять друг друга. То, что я называю коммуникацией;
— правила, которых люди придерживаются в своей жизни. Иногда они составляют некую совокупность, семейную систему;
— то, как люди общаются с окружающими людьми и сообществами за пределами семьи. Я называю это связью с обществом.

И, соответственно, выводы о причинах неудач, которые я тоже тут озвучу:

— самооценка является низкой;
— общение происходит непрямо, неопределенно и не слишком честно;
— семья живет по жестким, негуманным, безапелляционным правилам;
— социальные связи устанавливаются с позиций страха, обвинений или заискивания.

Это вводная часть, которая формирует базу для дальнейшего погружения в книгу и работы над собой и семейными проблемами. Автор задает вопросы, позволяя нащупать, где и что в семье «барахлит», что именно стоит чинить. И многое кажется очевидным при чтении, но это потому, что она выводит и формулирует то, что обычно мы не осознаем.
Далее Сатир проходится по всем «проблемным зонам», наглядно объясняя, к чему может привести та или иная характеристика.
Самое важное в книге – задания, которые она дает. Ее проективные методики достаточно трудны для восприятия в первую очередь. Человеку, не вовлеченному в процесс терапии, задания могут показаться даже нелепыми, и, думаю, многие откажутся их выполнять просто потому, что не увидят эффекта. Но ее методики мне показались сильными и долженствующими работать именно с тем эффектом, который она от них ждала. Здесь, пожалуй, стоит отрешиться от мысли «я буду выглядеть нелепо» и попробовать. Отличная возможность почувствовать себя в шкуре другого, посмотреть на мир с другой точки зрения. Можно, что называется, значительно расширить горизонты.
Помимо прочего Сатир уделяет внимание ловушкам в общении: это немаловажный момент, на котором строится множество ошибок – это метод намеков и метод чтения мыслей. Жизнь была бы намного проще, если бы люди так активно не додумывали за других и не давали другим додумывать за себя.
Далее (после череды повторов для лучшего запоминания) Сатир переходит к моделям общения. В ее классификации это:

— Миротворец
— Обвинитель
— Расчетливый
— Отвлекающийся
—Уравновешенный

И дает игры для развития общения. Игры эти – опять же проективные методики, которые дают возможность попробовать все модели общения и сделать для себя выводы. Методики, безусловно, интересные, не требующие подготовки, но должны быть довольно тяжелыми морально, если игроки будут вовлечены в полную силу. То есть поначалу может показаться, что эти игры просто для поговорить, подурачиться, но нет.
Правила жизни – следующий пункт ее книги, она учит, как выводить негласные правила из «сумрака», устранять недопонимание. Очень интересный момент восприятия: о том, что одно и то же правило может восприниматься разными членами семьи неодинаково. Не менее интересно то, как люди выражают свою любовь. Мне кажется, что при совместной, парной проработке этого вопроса у пары могут получиться интересные результаты.
Следующим пунктом автор объясняет разницу между закрытой и открытой системой внутри семьи, очень удобны таблицы – хорошее наглядное пособие для понимания.
В статье про любовь есть довольно любопытная фраза:

«Я думаю, что гетеросексуальная любовь — это самое прекрасное и полноценное чувство, которое может испытать человек».

В современных реалиях США произнести такое и не быть осужденным за нетолерантность просто невозможно, однако в момент написания книги были другие реалии.
Карта семьи дает возможность продемонстрировать сложность семейных связей, упорядочить клубок взаимодействий (мне не нравится сравнение с банкой червей, оно тошнотворное) и соответственно игры на понимание, как оно устроено внутри конкретной семьи. И очень хорошим я считаю разбор смешанных семей и семей с одним родителем. Взаимосвязи, проблемы этих семей расписаны достаточно четко. Поскольку в моем окружении довольно много неполных семей (мать и ребенок), было крайне интересно изучить со стороны.
После разбора взаимосвязей вполне логичным идет разговор о формировании ценностей ребенка, здесь я даже позаимствую цитату:

«вопрос не в том, «что» родители желают своим детям, каких достижений от них ожидают, более важен вопрос, «как» этого добиться. К сожалению, мы уделяем второму вопросу меньше внимания, хотя он — главный».

То есть здесь сюжет перекликается с книгой «Семья глазами ребенка», но уже больше практические советы, как не «накосячить» в воспитании, где могут быть ненужные прогибы и что из этого может следовать. Далее автор переходит к семейному проектированию, а после учит общению и восприятию родственников как обычных людей (как бы это ни звучало, но именно такой взгляд позволяет воспринимать ту же свекровь не как монстра с другой планеты).
Книга разбирает фактически все фрагменты построения семьи, от фундамента до взаимодействия с обществом.
Но особенно интересна глава «Семья будущего». Она, кстати, близка больше нынешнему российскому обществу, чем зарубежному, потому что у нас описанные нормы морали живее, чем в том мире, где допускается гораздо больше. И в то же время эта глава о праве на повторную попытку быть счастливым.

Старые, традиционные, укоренившиеся, широко распространенные человеческие установки отживают свой век. Вопрос стоит так: либо умрут старые установки и появятся новые, либо наша цивилизация не выживет.

Источник: www.livelib.ru

Вирджиния Сатир

Вы и ваша семья.

Руководство по личностному росту

УДК 820(73) ББК 84(7 США) С 21

Перевод с английского Е. Дониной, Н. Дмитриевой

Редактор С. Римский

Разработка серийного оформления художника В. Щербакова

Серия основана в 1999 году

Сатир В.

Вы и ваша семья. Руководство по личностному росту

Пер. с англ. — М.: Апрель Пресс, Изд-во Эксмо, 2002. — 320 с. (Серия «Психологическая коллекция»).

13ВН 5-04*004391-0

Книга основоположника семейного консультирования Вирджинии Сатир посвящена актуальнейшей проблеме — семье и внутрисемейным отношениям. Что происходит в семье, когда торжественное бракосочетание далеко позади и наступают будни, когда каждый день лицом к лицу (или спина к спине) муж и жена, родители и дети? Это скучно? тяжело? никак? Можно ли что-то изменить и как это сделать? Обо всем этом увлекательно, с тонким и добрый юмором, а главное, с верой в желание и способность человека к личностному росту написано в этой книге.

Рекомендуется не только дня тех, чья жизненная цель — помогать чужие внутрисемейные проблемы, но и тем, кто стремится силами сделать свою семью счастливой.

Я слишком многим обязан Вирджинии Сатир в интеллектуальном и эмоциональном плане, чтобы пытаться быть объективным в этом вступлении. Я очень рад, мой безымянный читатель, что тебе предстоит отправиться в путешествие, которое, возможно, изменит твою жизнь, поможет обрести ее новый смысл и будет способствовать твоему личностному росту.

Впервые я встретил Вирджинию Сатир одиннадцать лет назад. Она преподавала семейную терапию в Институте исследований интеллекта в Пало-Альто. Это был первый в стране курс по семейной терапии. Несмотря на то что мой курс по психиатрии был ортодоксально фрейдистским, инновационные идеи настолько подействовали на меня, что я присоединился к ней с Доном Джексоном и занял пост административного директора программы, благодаря чему имел возможность наблюдать эффективность ее работы. Она использовала односторонние зеркала, аудио- и видеокассеты, развивающие игры и упражнения. Вирджиния приводила примеры из личного опыта, принимала участие в наглядных демонстрациях, моделировала семейные интервью. Сегодня эти приемы стали настолько распространены, что легко упустить из виду их автора. Дон Джексон, в свою очередь, предложил Вирджинии написать книгу об общей семейной терапии. Он считал, что она может стать основной в области семейной терапии.

Через пять лет, когда курс семейной терапии приобрел известность, Вирджиния встала во главе Движения потенциального роста, ей приходилось искать и находить новые идеи и приемы в этой области. Она же стала первым директором тренинга в Исаленском институте и сыграла огромную роль в создании многих других центров развития. Почти автоматически Вирджиния объединила аспекты чувственного самоосознания, конфликтологии и геш-тальтпсихологаи. Приемы, которые она использовала в работе с неблагополучными семьями, сейчас применяют все чаще и чаще, ибо они помогают людям развить их потенциальные возможности. Фриц Перлз незадолго до смерти назвал Вирджинию самым удачливым человеком, которого он когда-либо знал.

Когда вы прочтете эту книгу, многим из вас покажется, что все написанное просто и очевидно. Отчасти это будет происходить оттого, что идеи Вирджинии достаточно распространены и уже получили одобрение. Но секрет заключается в том, что Вирджиния — блестящий ученый — прекрасно знает все принципы, лежащие в основе того или иного явления и способные выявить его общие закономерности. И в этом случае объясняемое явление становится удивительно понятным и знакомым.

Каждый раз, перечитывая эту книгу, вы будете обнаруживать, что за ее кажущейся простотой скрывается настоящая глубина.

Семь лет назад я написала книгу «Общая семейная терапия», которая была изначально нацелена на профессиональных людей, пытавшихся помочь семьям справиться с их проблемами. С тех пор я получила много просьб написать новую книгу для семей, которые сталкиваются с проблемой внугрисемейных отношений. Отчасти эта книга — ответ на столь многочисленные просьбы.

Так как я не верю в то, что какой-либо предмет может быть изучен до самого конца, я продолжала эксперименты с новыми аспектами самооценки, общения, системы и правил внутри семьи. Я собирала группы, состоящие из нескольких семей, на семинары с совместным проживанием на периоды до одной недели. Частью этих семинаров был непрекращающийся круглосуточный контакт. То, что я узнала на этих семинарах, не свело на нет все прежние концепции семьи, а, наоборот, расширило их.

Все аспекты семьи — индивидуальная самооценка, коммуникации, изменены или исправлены в любое время. Я бы даже сказала, что поведение человека в каждый момент времени есть результат четырехстороннего взаимодействия его самооценки, физического состояния, взаимодействия с другим человеком, его системой и его местом во времени, пространстве и ситуации. И если я хочу объяснить его поведение, то я должна учитывать все эти факторы (не упустив ни одного) и степень их влияния друг на друга. В течение всей жизни мы делаем выводы, основываясь на личном опыте, однако все они почти всегда не имеют отношения ни к тому, что мы есть на самом деле, ни к нашим намерениям.

Решение старых проблем откладывается, а сами проблемы лишь усугубляются постоянными разговорами вокруг них. Одним словом, есть надежда, что все можно изменить.

Источник: studopedia.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.