Девушка следит за мной в соц сетях


Сегодня социальные сети позволяют узнавать о жизни своего окружения. Люди выкладывают и делятся информацией о себе. А что сами не рассказали, за них расскажут соответствующие сервисы. Например, каждая социальная сеть позволяет узнать когда человек заходил в онлайн.

При такой системе, сложно не поддаться искушению и не зайти посмотреть, что твоя девушка или парень делает в данную минуту. Особенно в том случае, когда она или он не пишет или не отвечает.

Девушка следит за мной в соц сетях
Только посмотри на него! Сам в сети, а мне не пишет!

Для ревности, присущей обычному человеку, такие возможности, как узнать что делает в данный момент любимая девушка или парень – это раздор и самобичевание.


Поистине люди сами себе усложняют жизнь, делая себя несчастными. Начинают следить за другим, строить догадки, злиться и обижаться, если что-то не соответствует их ожиданиям.

Я ещё очень давно понял, что если следить за жизнью любимого человека, то обязательно обнаружишь то, что тебе не понравится. Даже если это не серьёзное происшествие, а лишь суть человека, это всё равно тебя расстроит и сделает подозрительным.

Например, девушкам свойственно флиртовать с другими. А парням нравятся разные девушки. От этого никуда не уйдешь и глупо это отрицать. При этом какие-то невинные действия с обоих сторон далеко не всегда приводят к изменам. И пытаться запретить человеку быть человеком большая наивность.

А кроме того, таким образом ты на самом деле ничего не контролируешь. Ты можешь прижать человека к стенке и он только подумает, что надо быть более скрытным и что ты безумен.

Слежка за любимым человеком в таких невинных вещах, как просмотр статуса вконтакте, ватсапе, фейсбуке, инстаграме или других мессенджерах и социальных сетях, может привести к огорчению и сделать тебя несчастным. Так зачем себя делать несчастным?

Может лучше сконцентрироваться на себе и понять что твоя жизнь не менее интересна, чем жизнь твоей половинки?! А если это не так, то сделай свою жизнь интересной. Сделай так, чтобы тебе просто некогда было заниматься такой ерундой.


Источник: dosimple.me

Познакомился с девушкой. Личных встреч было немного, в основном, общение в соцсетях. А потом мы поссорились. Она удалила меня из друзей и занесла в черный список. Но не смотря на ссору и на наличие молодого человека, она продолжала заходить в мой профиль, как только у меня появляется что-то новое. Например, сменил фото или статус. Прошел год. И вот на днях она снова прислала мне заявку в друзья, а я из вежливости ее принял. И ситуация снова повторяется: периодические заходы в мой профиль, при имеющемся молодом человеке и даже желание родить от него ребенка. Как это понимать?

На жаргоне психологов это называется незакрытый гештальт: когда некая ситуация в прошлом не дает тебе покоя и порой даже провоцирует на странные, на первый взгляд, ничем не мотивированные поступки. Говоря метафорически, это как своевременно неоплаченный штраф, о которой ты и знать не знаешь, но из-за которого тебя не выпускают заграницу.

Могу предположить, что ваше общение завершилось на какой-то невнятной ноте — по крайней мере, так думает и чувствует девушка, — и оставило у нее больше вопросов, чем ответов (почему у нас ничего не сложилось? Кто виноват в той ссоре и можно ли было ее избежать? И т.д.) Что не дает ей окончательно удалиться — и из твоих друзей, и из жизни в принципе.

При таком раскладе хомосапиенсы обычно неосознанно пытаются иметь/заполучить возможность когда-нибудь расставить все точки над соответствующими буквами, восстановить внутренний фен-шуй и двигаться дальше, действительно оставив все в прошлом.


или хотя бы иметь иллюзию, что они при желании могут это сделать. Вероятно, этим и продиктованы девушкины систематические захаживания в твой профиль. Не удивлюсь, если она сама до конца не понимает, зачем следить за тобой и твоей жизнью. Потому что, как правило, все происходит на уровне таких тонких материй, что ты даже не отдаешь себе отчет, что испытываешь какие-то сложные чувства в адрес человека или ситуации.

Но я бы на твоем месте не сильно на это все заморачивалась. Гештальт ее — ей и закрывать его. Если и когда девушку действительно припрет разобраться со всем этим, она, наверняка, не постесняется пристать к тебе с расспросами и устроить вечер формата «по волнам нашей памяти». А уж во что ваше очередное воссоединение выльется — одному купидону известно.

Источник: mhealth.ru

Навязчивое преследование человека носит название «сталкинг». Это понятие включает в себя нежелательные для жертвы звонки, домогательства или даже запугивания.

Однако популяризация соцсетей серьезно облегчила злоумышленникам задачу слежки за человеком и его увлечениями.

Появилось понятие «Facebook stalking», при котором один человек постоянно наблюдает за жизнью другого через его страничку в социальной сети. Подобным явлением заинтересовались ученые из Университета штата Огайо и Гавайского университета в Маноа, сосредоточившиеся на тех, кто занимается онлайн-сталкингом в отношении бывшего партнера.


В исследовании с заголовком «Слежка за романтическим партнером после расставания» ученые обратили внимание на два психологических типа привязанности в отношениях (тревожный тип и избегающий привязанности тип), их подверженность онлайн-сталкингу после расставания и последующие негативные последствия.

Исследователи дали краткую характеристику поведения различных типов в отношениях. Представители тревожного типа обладают низкой самооценкой, склонны уделять много внимания партнеру и искать с ним близкого эмоционального контакта. Второй тип характеризуется низким уровнем доверия окружающим и, как следствие, нежеланием заводить близкие отношения. Также представители данного типа менее склонны «инвестировать» (проводить много времени с партнером, делиться сокровенными мыслями, создавать глубокую привязанность) в отношения, однако склонны к постоянному поиску альтернатив.

Что касается самого исследования, ученые провели анкетирование среди 431 активного пользователя Facebook в возрасте от 18 до 42 лет, которые ежедневно проводили около 100 минут в соцсети и пережили недавний разрыв в отношениях. Вопросы касались различных тем, таких как «вклад в отношения», «поиск альтернатив» и «стресс после расставания».


Ученые выяснили, что сила и продолжительность фрустрации после расставания напрямую зависят от того, насколько сильно партнеры вкладывались в отношения и кто был инициатором расставания.

В свою очередь, чем сильнее стресс, создаваемый этими факторами, тем более человек подвержен слежке за бывшим партнером в соцсети.

Кроме того, исследователи подчеркивают, что поддержание дружеских отношений в сети после расставания только замедляет процесс восстановления и избавления от неприятных чувств.

Суммируя наблюдения, ученые выявили последовательность, которая чаще всего приводит к онлайн-слежке. Этому явлению оказались наиболее подвержены представители тревожного типа. Они вкладывают огромные эмоциональные ресурсы в поддержание отношений и склонны воспринимать их как длительные и крепкие. Таким образом, в случае разрыва наибольшую фрустрацию испытывают именно люди с тревожным типом, это ведет к дальнейшей слежке за экс-партнером, причем не только сразу после расставания, но и в течение длительного времени.

При этом ученые отмечают, что на самом деле подобное явление не столь безобидно, как может показаться на первый взгляд.

Постоянный стресс и неудовлетворенность влекут за собой психологические расстройства, которые порой выражаются в невозможности начать новые отношения и приводят к депрессии.

По мнению семейного психолога Анны Соболевой, это явление весьма распространено, и условно можно выделить несколько видов «слежки».


«Первый вид – безучастная слежка, когда человек молча мониторит все события в жизни бывшего партнера. Как правило, инициатор пытается подтвердить какие-то свои мысли, например, если он считает, что бывший партнер сожалеет о разрыве, то будет искать этому подтверждение во всех статусах», — рассказала психолог «Газете.Ru».

Однако зачастую человек может заблуждаться, выдавая желаемое за действительное. Например, если человек хочет видеть, что его бывший партнер рад жизни и позабыл о прошлом, то он ровно это и увидит. Такое положение дел в свою очередь может приводить к еще большему стрессу.


Второй вид слежки очень условно можно назвать «косвенное участие», когда человек внимательно следит за всеми обновлениями в соцсетях бывшего партнера, ему лично ничего не пишет, но начинает активно комментировать друзей бывшего партнера, оставляя записи там, где бывший их точно увидит.

«Получается косвенное общение. Как правило, у такой слежки есть какая-то цель: что-то показать или доказать бывшему партнеру и его окружению. Это также деструктивно влияет на личность, поскольку отнимает очень много сил и энергии, а эффекта и обратной связи получается мало», — считает Соболева.

Еще один вид слежки – активное участие, когда человек пишет что-то в ответ на публикации бывшего партнера или, читая его посты, пишет что-то о них у себя на странице. Человек также может публиковать что-то компрометирующее, выяснять отношения публично и скандалить. Такие способы вредят по большей части тому, кто следит.

Бывает, что дело доходит до взлома аккаунтов бывшего партнера. Здесь все гораздо сложнее и серьезнее, потому что речь уже идет о нарушении личных границ, вторжении в личную жизнь и даже о правонарушении.


«Конечно, это вредит всем участникам процесса — жертва чувствует себя незащищенной и испытывает постоянную тревогу, а тот, кто следит, проявляет агрессию, переживает массу негативных эмоций, даже если так называемая месть на время приносит удовлетворение, в целом он не может двигаться дальше, постоянно напряжен, невротизация нарастает и, если вовремя не остановиться, можно уйти в глубокий невроз», — подытоживает эксперт.

Но порой простое наблюдение за объектами привязанности в интернете может иметь серьезные последствия в реальной жизни, считает руководитель Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях Михаил Виноградов. Эксперт подробно рассказал «Газете.Ru», чем может обернуться сталкинг в социальных сетях.

— Михаил, насколько сегодня распространен сталкинг в интернете?

— Явление это очень распространено среди почти всех мировых пользователей интернета, в том числе и в России. К сожалению, интернет плотно вошел в нашу жизнь и позволяет следить за кем угодно, высказывать любые суждения, а также безнаказанно преследовать и оскорблять людей при общении в сети. Еще на заре распространения интернета представители ФСБ общались с психологами — экспертами в отрасли, пытаясь оценить масштаб угрозы.

По итогам дискуссии был сделан однозначный вывод, что интернет в большинстве своем используется различными злоумышленниками и мошенниками.


— Это понятно. Но насколько серьезна сама проблема наблюдения за людьми на просторах интернета?

— Это проблема психологического здоровья подобных «наблюдателей». Но возникает сразу несколько вопросов. Первый и самый основной из них – можно ли пресечь подобное наблюдение. И ответ: да.

В ряде западных стран, в том числе в США, особенно активные «сталкеры» вычисляются и подвергаются административной или даже уголовной ответственности, поскольку у людей есть право на защиту своей частной жизни.

— А как с этим обстоят дела в России?

— Пока никак, в прошлом этой проблеме не уделялось должного внимания. В Америке для преследования «сталкеров» созданы специальные подразделения полиции, у нас же на это не хватает сил и средств, хотя и я, и мои коллеги постоянно консультируем по этому поводу полицейских и следователей.

Тем не менее в МВД уже серьезно озаботились данным вопросом, и глава ведомства Владимир Колокольцев лично заинтересован в диалоге с экспертами и скорейшем создании специальных подразделений по поимке злоумышленников в сети.

Этому способствуют и постоянные жалобы на преследование в интернете со стороны звезд эстрады и других известных лиц.

— Но какие психологические изменения происходят у людей, занимающихся сталкингом в сети?

— В повседневной жизни это незаметно, но внутри они страдают некой жаждой преследования и мести по отношению к тем, кто отвергает их внимание.


Особенно это касается женщин, поскольку в этом отношении они куда более злопамятны. И часто способны на очень изощренные методы мести. Но часто они и сами становятся жертвами мести поклонников, отсюда и постоянные взломы аккаунтов звезд и выкладывание в сеть их интимных фото и личной переписки.

— То есть подобная месть – прямое следствие сталкинга?

— Безусловно.

Более того, маниакальное наблюдение в соцсетях часто становится первой ступенью к совершению тяжких преступлений в реальном мире, включая изнасилования и убийства.

У человека накапливается агрессия, со временем требующая не виртуального, а реального выхода. Так что это очень большая проблема, и на законодательном уровне она практически не регулируется.

В России имели место случаи, когда подобное навязчивое преследование доходило и до уголовного дела.

Так, житель Подмосковья приехал на Урал только за тем, чтобы отомстить обидчику из интернета. Найдя его, мужчина учинил жестокую расправу. Как выяснилось позже, жертва и преступник даже не были знакомы до того, как между ними произошла ссора в соцсети.

Источник: www.gazeta.ru

В эпоху соцсетей стало сложнее как следует расстаться. Facebook постоянно показывают, чем занимается ваш бывший и с какой еще красоткой с силиконовым губами он подружился. Как тут не увлечься кибер-сталкингом и не проверять каждое его фото?

Некоторые так и делают – и только мучаются от этого еще больше. Американские психологи попытались понять, что заставляет людей погружаться в этот ад и чем чреваты такие мазохистские забавы.

Окей, вы не видитесь и не общаетесь, не звоните друг другу и даже уже не занимаетесь «прощальным дружеским сексом». Но соцсети никуда не деваются: у вас 456 совместных фотографий, 189 совместных чекинов и 95 общих друзей. Но это в прошлом, а в настоящем – каждый новый статус, каждая отметка на фото, каждый новый друг (а уж тем более новая подружка) – как нож в израненное сердце. И почему-то именно те, кому особенно больно, на этом не успокаиваются: часами мониторят его новых друзей, листают «Инстаграмы» незнакомых девиц, которых он зачем-то зафрендил, а в особо удачные бессонные ночи добираются до аккаунта двоюродного брата лучшей подруги той телочки, которой бывший возлюбленный написал игривый комментарий. Да уж, без психологов не обойтись.

f96f99b3b3e7f346b0a2cea4f1dd1739

Джесс Фокс (Jesse Fox) из университета Огайо и Роберт Токунага (Robert Tokunaga) из Гавайского университета как раз изучают странности онлайн-поведения людей. Они решили разобраться, какие личностные особенности и особенности отношений способствуют кибер-слежке за бывшими партнерами и к чему приводит такой сталкинг в соцсетях. Вот что выяснилось:

Чем сильнее травма от расставания, тем больше человек склонен мониторить онлайн-жизнь своего бывшего партнера. И тем дольше и сложнее, соответственно, ему придется эмоционально восстанавливаться после этой травмы. Вывод, конечно, очевидный, но исследователи продемонстрировали это с цифрами в руках.

И действительно, что именно вы хотите увидеть в его «Фейсбуке» или в «Инстаграме» той барышни? Что вы можете увидеть там такого, что поднимет вам настроение, а не заставит вас проплакать еще одну ночь? Зачем мы продолжаем этот моральный мазохизм и следим за бывшими?

Больше всего травмированы расставанием те, кто не был его инициатором. Попросту говоря, те, кого бросили. (Спасибо, Кэп.) И, естественно, сильнее страдают, расставшись, те, кто больше инвестировал в отношения. Это в первую очередь не про деньги, а про эмоциональные ресурсы. Чем серьезнее человек относился к этим отношениям, чем больше вкладывался в них, чем больше строил планов – тем больнее ему, что все закончилось, и тем труднее восстановиться.

Тип привязанности (attachment style) надежнее всего предсказывает, станет ли человек маниакально мониторить «Фейсбук» своего бывшего партнера или успокоится и пойдет жить дальше. Психологи давно уже показали и доказали: то, как мы ведем себя в своих взрослых любовных отношениях, закладывается в младенчестве и зависит от того, как обращались с нами родители.

Есть три типа привязанности: надежная, тревожная и избегающая. С надежной все в порядке (не удивительно, что она встречается не так уж часто).

При тревожной человек буквально жить не может без своего любимого объекта, жаждет полного слияния, ревнует, все время боится, что его бросят, ведет себя навязчиво и прилипчиво (как должна была обращаться с ребенком мама, чтобы довести его до жизни такой, догадаться не трудно, но мы сейчас не об этом).

При избегающей привязанности – наоборот, не хочет чрезмерной близости, дистанцируется и избегает сильных чувств (не потому, что такой самодостаточный, а тоже не от хорошей жизни – это защитное поведение глубоко травмированных детей). Уже несколько исследований показали, что тип привязанности еще и отлично предсказывает поведение человека после любовного разрыва.

Избегающие сводят контакты с бывшим партнером к минимуму (в том числе сразу отфренживают, банят, удаляют совместные чекины и фотографии), а тревожные еще долго не могут отлипнуть – они больше страдают от разрыва, все время думают о бывшем, пытаются «вернуть все как было». Понятное дело, что именно люди с тревожным типом привязанности больше всего склонны следить за своими бывшими в соцсетях – и еще больше расстраиваться от всего, что там видят. Получается замкнутый круг.

Впрочем, причины для кибер-сталкинга могут быть разными в зависимости от типа привязанности. Тревожно-привязанные товарищи часто мониторят онлайн-жизнедеятельность своих бывших с радужной надеждой «вдруг он все понял, бросил эту дуру и мы снова будем вместе». А избегающие иногда посещают страницы бывших, чтобы напомнить себе, сколько проблем было в этих отношениях и как хорошо, что все это в прошлом.

Практический совет авторов: тем, кто испытывает большую травму и стресс от разрыва, лучше всего не просто перестать шпионить за своими бывшими, а вообще не видеть их в соцсетях – временно или навсегда их отфрендить или хотя бы убрать их обновления из своей ленты. С глаз долой – из сердца вон. Забейте на все эти политкорректные «давай останемся друзьями» и идите жить свою жизнь. Она гораздо ярче и интереснее, чем фейсбучная жизнь вашего бывшего, а наши 10 способов перестать думать о бывшем вам помогут (подсказка: там точно нет совета «Изучи все instagram-фоточки кота его новой девушки»). И, кстати, мы ведь уже выяснили, что женщины сильнее страдают от расставания, чем мужчины, зато потом лучше восстанавливаются – ну не прекрасно ли?

Больше того: тип привязанности предсказывает также и склонность к зависимостям, в том числе к интернет-аддикции. Люди с тревожным типом привязанности в целом больше склонны залипать в соцсетях, особенно если у них случилось что-то травматичное. Лучше уж знать такую свою особенность заранее, чтобы вовремя позаботиться о себе и не идти по нездоровому и тупиковому пути.

Поведение после расставания во многом зависит от того, как человек видит возможные альтернативы. Если ему кажется, что ушедший партнер был его последним шансом и больше он никого себе не найдет, то он больше цепляется за закончившиеся отношения и стремится вернуть любимого. Если же человек уверен, что у него есть еще множество шансов найти себе кого-нибудь получше, то он не будет так страдать. Он, возможно, тоже будет проводить много времени на «Фейсбуке» – но не шпионя за бывшим, а в поисках нового партнера. А своего бывшего отфрендит с легким сердцем – и правильно сделает. К счастью для людей с тревожным типом привязанности, они тоже вполне в состоянии поверить, что могут найти себе кого-нибудь нового (и начать шпионить в соцсетях уже за ним…).

Источник

Источник: thejizn.com

Специалисты по киберпсихологии из Гавайского университета в Маноа и Университета штата Огайо объяснили, почему некоторые бывшие возлюбленные после расставания неусыпно отслеживают все изменения в профилях социальных сетей своих бывших партнеров. Работа опубликована в журнале  Cyberpsychology, Behavior, and Social Networking.

Развитие информационных технологий, в особенности социальных сетей (таких как Facebook и Вконтакте) привело к возникновению совершенно новых явлений во взаимоотношениях между людьми. Одним из таких феноменов стало «онлайн-выслеживание» (Facebook stalking). Оно заключается в постоянной навязчивой проверке статусов и изменений на страничках бывшего возлюбленного в социальных сетях. В психологии его называют межличностным электронным наблюдением (interpersonal electronic surveillance). Считается, что «онлайн-выслеживание» мешает нормально завершить исчерпавшие себя отношения, не дает начать новые и приводит к еще большей фрустрации и последующей депрессии.

Для того чтобы выяснить, какие психологические факторы предопределяют склонность того или иного человека к «онлайн-выслеживанию», психологи провели анкетный опрос 431 студента одного из крупных университетов на Среднем Западе США (150 парней и 281 девушка). Главным требованием к респондентам были недавний разрыв постоянных отношений и наличие странички на Facebook у их «бывших». В среднем каждый из участников анкетирования проводил в соцсетях 100 минут в день.

Выяснилось, что чем сильнее у одного из партнеров негативный стресс, испытываемый по поводу разрыва отношений, тем вероятнее он будет непрестанно отслеживать активность бывшего возлюбленного в соцсетях (весовой коэффициент в модели структурных уравнений 0.60 при p < 0.001). Однако сам дистресс возникает как результат совокупности из нескольких других факторов.

Во-первых, типа привязанности – чаще всего это тревожный тип (характеризуется желанием высокой степени эмоциональной близости с партнером, неуверенностью в себе, ревностью, завышенными требованиями и ожиданиями от возлюбленного). Тревожный тип, с одной стороны, имеет постоянную тягу к перестройке, улучшению существующих отношений, что предопределяет поиск возможных альтернатив на стороне (0.19, p < 0.01), а с другой – к большому вкладу в текущие отношения (создание и поддержание тесной интимной близости, готовность тратить деньги на создание общего быта и т.д.). Чем больше вклад в отношения делает человек с тревожным типом привязанности, тем выше у него уровень преданности партнеру (0.85, p < 0.001), проявляющийся в эмоциональных обязательствах, доверии, открытости, появлению каких-то особых разделяемых с партнером форм поведения (сексуальных практик, проведения досуга и т.д.).  И в этом случае при разрыве высокий уровень доверия обусловливает сильные негативные эмоции (0.62, p < 0.001).

По мнению рецензентов статьи, полученный результат дает важный диагностический критерий для практикующих психотерапевтов, который позволяет по косвенным признакам (времени, проводимому онлайн вообще или в соцсетях в частности) судить о степени болезненности расставания и динамике терапевтического процесса.


Кузнецов Даниил

Источник: nplus1.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.